Владислав Казакевич не сможет защищать себя в суде

0 623

К такому выводу пришли эксперты в ходе комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в рамках предъявленного Казакевичу В.В. обвинения по совершению им преступления, предусмотренного ч.1 ст. 14, п.п. 1, 10, 16, ч.2 ст. 139 УК Республики Беларусь за нападение с ножом на сотрудников ИУ «ИК-17» г. Шклова.

Как оказалось, это первый и единственный довод белорусских экспертов в пользу наличия у Владислава Казакевича хронического психического заболевания. Настолько единственный, что он вступил в противоречие с остальными выводами психиатров и психологов из комиссии экспертов.

На суде защищать себя не способен, вне суда — здоров

Сразу скажем, что документ, с которым довелось ознакомиться нашим специалистам, очень сложно назвать психолого-психиатрической экспертизой. Скорее — детальное исследование биографии пациента и показаний свидетелей по первому уголовному делу. Самого обвиняемого эксперты долго не задерживали и ограничились поверхностными беседами о смысле бытия. В результате на выходе оказался пространный документ-сочинение о детстве и отрочестве Владислава Казакевича, с минимальными исследовательскими процедурами.

Как это и бывает в таких случаях, выводы экспертов не только стали выглядеть противоречиво, но и откровенно противоречат сами себе, предыдущей экспертизе и психологическим заключения медицинских работников ИУ «ИК-17» и ИУ «Тюрьма №4».

Мы, безусловно, не обладает широкими познаниями в области психиатрии, но обычная здравая логика позволяет нам усомниться в результатах экспертизы и объективности специалистов.

Сомнение № 1:«Склонности к неконтролируемым сознанием формам фантазирования (ПОВЫШЕННОМУ ИЛИ ПАТОЛОГИЧЕСКОМУ) фантазированию у него (В.В. Казакевича — прим. редакции) не отмечено»

То есть, фантазии о массовой резне бензопилой, захвате заложников, о желании быть застреленным при штурме ОМОНом, убийстве начальника колонии — все это обычные, лишенные патологии, умеренные размышления здравого человека, без признаков заболевания?!

Сомнение №2 «Определить наличие у Казакевича В.В. таких индивидуально-психологических особенностей, как БЕЗЖАЛОСТНОСТЬ И ЖЕСТОКОСТЬ, не представляется возможным …»

Пока вся страна ужасается жестокости и безжалостности больного воображения Владислава Казакевича, ведущие психиатры находятся в растерянности от невозможности понять жестоко ли резать людей бензопилой и убивать начальника колонии за взыскания…

Сомнение №3 «Индивидуально-психологических особенностей, оказывающих существенное влияние на поведение обследуемого в период, относящийся к инкриминируемому деянию, у Казакевича В.В. не выявлено»

Для тех, кто не понял, поясним: Казакевич В.В. здоров как мы с вами и экспертам не удалось найти различие между стремление убивать и быть убитым у Казакевича В.В. и нашим нежеланием сходить на работу. Очень схожие, согласитесь симптомы.

Сомнение № 4 «В настоящее время Казакевич В.В. может осознавать значение своих действий и руководить ими … Выявленные у него такие симптомы смешанного расстройства личности как РИГИДНОСТЬ, УПРЯМСТВО, ПОЗИЦИЯ БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТИ И ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕМ СОЦИАЛЬНЫМИ ПРАВИЛАМИ И ОБЯЗАННОСТЯМИ являются теми психическими недостатками, в силу которых он не способен защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе.» 

Два вывода, которые могут свести с ума даже здорового человека: Казакевич В.В. может руководить своими действиями и поступками, но не может защищать себя в суде,так как он упрям и безотвественен?! И если эти симптомы применительны ко всем обвиняемым в совершении преступлений, то возникает логичный вывод: защищать себя в суде не может ни один преступник.
Кроме того, возникает еще ряд интересных вопросов. Мог ли Казакевич В.В. защищать себя в предыдущем уголовном процессе и, если мог, то что с ним случилось в период отбывания наказания, если он так сильно деградировал до состояния, при котором не может сам себя защищать? А если не мог, то это объективные основания для пересмотра предыдущего дела, поскольку судом положены в основу приговора недопустимые доказательства.

Сомнение № 5 «… У Казакевича В.В. не выявлено хроническое психическое заболевание …»

Это, пожалуй, самый удивительный вывод комиссии экспертов, которым для объективности и всесторонности была предоставлена справка, выданная Казакевичу В.В.  ГУ «РНПЦ психического здоровья» во время его выписки:
Медицинская справка о наличии шизотипического расстройства у Казакевича В.В.

На ней черным по белому написано, что Казакевич В.В. страдает ХРОНИЧЕСКИМ ПСИХИЧЕСКИМ ЗАБОЛЕВАНИЕМ — шизотипическое расстройство («вялотекущая шизофрения» в старой классификации). Однако ни один эксперт во время проведения экспертизы не обратил внимания на этот документ.

«Шизотипические» манипуляции

Объяснить как мог исчезнуть диагноз хронического психического заболевания крайне сложно. Но еще сложнее понять, как его смогла проигнорировать целая комиссия экспертов, не смотря на наличие справки в материалах экспертизы.

При этом, комиссия экспертов не первые, кто умудрился странным образом «не заметить» серьезный диагноз. Мы уже писали ранее, что сразу после выписки из  ГУ «РНПЦ психического здоровья» Владислав Казакевич был направлен на диспансерный учет в УЗ ГК детско-подросткового психиатрического диспансера г. Минска с совершенно однозначным диагнозом — шизотипическое растройство (вялотекущая шизофрения). Однако диспансер не стал лечить пациента от шизотипического расстройства и спустя полтора года Казакевич В.В. был снят с диспансерного учета уже с совершенно другим диагнозом.

Следом за диспансером, шизотипическое расстройство не усмотрела комиссия экспертов, проводившая первую  комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. А потом и вовсе началось нечто невообразимое. Шизотипического расстройство у Казакевича В.В. то диагностировалось, то снова странным образом пропадало.
15 января комиссия врачей-специалистов ИУ «Тюрьма № 4» УДИН МВД по Могилевской области диагностировала у Казакевича В.В. наличие хронического психического заболевания  — шизотипическое расстройство, о чем уведомила отца обвиняемого.  Однако, уже 06.02.2017 г., после окончания комплексной судебной психолого-психиатрическую экспертизы, мнение тюремных специалистов кардинально изменилось:

Ответ ИУ "Тюрьма №4": отсутствует шизотипическое расстройство

Не нужно быть высококвалифицированным специалистом, чтобы понимать, что выставленный ранее ГУ «РНПЦ психического здоровья» первоначальный диагноз не мог сам собой никуда исчезнуть, а отсутствие медикаментозных методов лечения  никак не может повлечь устойчивой ремиссии.
Более того, именно отсутствие лечения привело к обострению болезни и спровоцировало ее рецидив, вылившийся в нападение на сотрудников ИУ «ИК-17» УДИН МВД по Могилевской области.

  Игорь Гушанский ИГОРЬ ГУШАНСКИЙ (Кандидат медицинских наук, врач-психиатр, стаж работы 19 лет): «Диагноз шизотипического расстройства неоднократно подтверждался при обследованиях Казакевича В.В. в амбулаторных условиях.
В пользу диагноза «Шизотипическое расстройство» говорит и тот факт, что в 2014 году на фоне лечения психотропным препаратом, относящимся к группе нейролептиков — рисперидоном — в ГУ «РНПЦ психического здоровья», психическое состояние Казакевича В.В. значительно улучшилось: выровнялось настроение, улучшилось социальная адаптация, исчезли суицидальные мысли.

Данные клинические факты были полностью проигнорированы комиссией экспертов, выводы которой основываются преимущественно на субъективных сведениях, полученных со слов самого подэкспертного, и вызывают сомнения в объективности и научной обоснованности.»

Лечить нельзя отправить на «зону»

В действительности, все манипуляции с диагнозом Казакевича В.В. не более, чем попытка скрыть факты того, что в Беларуси осудили психически больного человека. В случае признания комиссией экспертов очевидного — наличия у Казакевича В.В. шизотипического расстройства, — то следующим шагом будет отмена предыдущего приговора и привлечение к ответственности врачей УЗ ГК детско-подросткового психиатрического диспансера г. Минска, допустивших снятие с учета больного шизотипическим растройством («вялотекущей шизофренией»). Следом за врачами из диспансера, своих мест могут лишиться и эксперты, проводившие первую комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу.

Кроме того, признание такого диагноза препятствует направлению Казакевича В.В. в места лишения свободы. Согласно Приложения к постановлению Министерства внутренних дел Республики Беларусь и Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 16.02.2011 № 54/15 «Об утверждении Инструкции о порядке медицинского освидетельствования осужденных и установлении перечня заболеваний, препятствующих дальнейшему отбыванию наказания» (п. 1.3): шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства входят в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания.

Таким образом, эксперты стали перед тяжелым выбором — или признавать наличие хронического психического заболевания «шизотипическое расстройство» («вялотекущая шизофрения») и спровоцировать ряд процессуальных последствий в виде отмены обвинительного приговора, либо найти иной способ как обойти этот острый угол.
На разрешение экспертов был поставлен вопрос: Какие симптомы «шизотипического расстройства» , постановленного в 2014 году ГУ «Республиканский научно-практический центр психического здоровья» Казакевичу В.В., имеются у Казакевича В.В. в настоящее время?
А теперь внимание, ответ специалистов: В настоящее время симптомы шизотипического расстройства у Казакевича В.В. отсутствуют.
Просто и без долгих аргументаций. Менее чем за полгода, у больного шизотипическим расстройством исчезли все симптомы хронического психического заболевания, имеющего статус бессрочного. 

Если так пойдет и дальше, то лечебные методики белорусских тюрем вполне могут претендовать на Нобелевскую премию. Кроме нас, ни одна страна в мире не может похвастаться таким прорывом в психиатрии, когда за 6 месяцев наступает полное выздоровление больных шизофренией.

Остается только один вопрос: сколько еще таких «выздоровевших» и снятых с учета Казакевичей ходит рядом с нами и с какой стороны ждать очередной трагедии? Как показывает практика, врачи не стремятся отвечать за свои ошибки. За них приходится отвечать нам.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.