ЧИСТО БЕЛОРУССКОЕ ОБВИНЕНИЕ

Часто в свой адрес мы слышим упреки, что мы вступаемся за преступников, которым «мало дали», их место в тюрьме и они не заслуживают никакого снисхождения. Так ли это на самом деле? Нет!, Мы не защищаем преступников, а отстаиваем права каждого человека на объективное расследование и справедливый суд. Данный приговор, на наш взгляд, как нельзя лучше отражает нашу позицию и демонстрирует методы, которыми за решетку могут отправить любого человека. Хочется верить, что наша работа поможет спастись от беззакония многим нашим согражданам и привлечь к ответственности тех, кто стоял за фальсификацией уголовных дел.

0 99

 Фабула:   Приговором суда Фрунзенского р-на г. Минска от 4 мая 2015 года Тихомирова Елена Владимировна признана виновной в уклонении от отбывания наказания в виде ограничения свободы, и на основании ст.415 УК ей назначено наказание в виде 2-х лет лишения свободы.

Она же признана виновной в незаконном с целью сбыта изготовлении, хранении и незаконном сбыте особо опасных наркотических средств, совершенных лицом, ранее совершившим преступление, предусмотренное статьей 328 УК, и на основании ч.3 ст.328 УК ей назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы без конфискации имущества.

На основании ч.3 ст.72 УК, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Тихомировой Е.В. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет без конфискации имущества.

На основании ч.1 ст.73 УК к наказанию, назначенному по данному приговору, частично присоединено наказание, неотбытое по приговору суда Октябрьского р-на г. Минска от 6 июня 2014 года, и окончательно Тихомировой Е.В. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет 1 месяц лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Минского городского суда от 24 июня 2015 года  данным приговор отменен только в части разрешения вопроса о вещественных доказательствах, в остальной части  приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы – без удовлетворения.

Должностными лицами Минского городского суда и Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотревшими  жалобы в порядке надзора,  протесты на предмет отмены или изменения приговора, не вносились.

   Обстоятельства дела.

Тихомирова Е.В. обвинялась в том, что будучи осужденной приговором суда Октябрьского р-на г. Минска от 06.06.2014 года по ч.1 ст.328 к 2-м годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа.

Порядок и условия отбывания наказания в виде ограничения свободы неоднократно нарушала, за что ей было предъявлено обвинение по ст.415 УК.

Она же, будучи лицом, ранее совершившим преступление, предусмотренное ч.1 ст.328 УК, реализуя умысел на незаконные с целью сбыта изготовление, хранение и незаконный сбыт особо опасных наркотических средств, не позднее 13.40 часов 09.01.2015 года, более точное время не установлено, находясь в квартире по адресу: г. Минск, пр-т Пушкина, 41-41, в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих средств, при достоверно неустановленных обстоятельствах, с целью сбыта изготовила и хранила особо опасное наркотическое средств- ацетилированный опий, общей массой в пересчете на сухой остаток не менее 0,3258 гр. и особо опасное наркотическое средство- экстракционный опий, массой в пересчете на сухой остаток не менее 0,6647 гр., после чего :

— часть особо опасного наркотического средства- ацетилированного опия, массой, не позднее 13.40 часов 09.01.2015 года, в квартире № 41 дома № 41 по пр-ту Пушкина в г. Минске, сбыла Гуничу С.С., после чего указанное особо опасное наркотическое средство изъято в ходе личного обыска Гунича С.С. в период времени с 14.15 до 14.30 часов 09.01.2015 ;

— часть особо опасного наркотического средства – ацетилированного опия общей и особо опасное наркотическое средство- экстракционный опий, с целью сбыта, продолжала хранить в квартире дома № 41 по пр-ту Пушкина в г. Минске, где не позднее 13.40 часов 09.01.2015 года была задержана сотрудниками органов внутренних дел, а указанное особо опасное наркотическое средство – ацетилированный опий и особо опасное наркотическое средство- эксракционный опий изъяты в ходе осмотра места происшествия по указанному адресу в период времени с 13.50 часов до 14.15 часов 09.01.2015 года.

Сбор доказательств: «Били в коридоре, потом били в комнате…»

Тихомирова Е.В. вину в совершении преступления, предусмотренного ст.415 УК, признала полностью.

В совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.328 УК не признала и показала, что 09.01.2015 года изготавливала в квартире по месту жительства наркотическое средство – опий. Затем пришел ее знакомый Гунич С.С. и попросил полчаса побыть у нее в квартире. Она не возражала. Гунич С.С. зашел в комнату, а она продолжала изготавливать  опий. Уже готовый опий она разлила в два шприца, один из которых употребила, а второй положила на кухне на полку. Гуничу С.С. наркотик не предлагала и не передавала. Около 13 часов Гунич С.С. решил уйти из квартиры, она его провожала до лифта. Однако, как только они открыли дверь и вышли в тамбур, были задержаны сотрудниками милиции. Утверждает, что изготавливала опий только для собственного употребления, а не с целью сбыта. Гуничу С.С. шприц не передавала.

Проанализировав все собранные по делу доказательства, можно сделать вывод, что в действиях Тихомировой Е.В. имеется состав незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, т.е. изготовление и хранение особо опасных наркотических средств, однако  не доказано, что указанные действия производились с целью сбыта наркотических веществ и не доказан сбыт другому лицу.

Обвиняемый по ч.1 ст.328 УК  Гунич С.С. показал в суде, что 09.01.2015 года зашел в гости к Тихомировой Е.В. В квартире он находился в комнате, а Тихомирова Е.В. – на кухне. По запаху он понял, что Тихомирова изготавливала опий. С собой у него был шприц с опием, который он изготовил заранее, и пустой шприц.  Находясь в квартире Тихомировой, он частично употребил опий, а оставшуюся часть перелил в другой шприц., который положил во внутренний карман куртки. Использованный шприц выбросил в квартире Тихомировой в мусорное ведро в туалете. Около 13 часов  он решил уйти из квартиры. В тамбуре он и Тихомирова были задержаны сотрудниками милиции. В ходе личного обыска у него был изъят шприц с опием, который был у него при себе для собственного потребления. В суде Гунич С.С. утверждал, что Тихомирова Е.В. ему наркотические средства не передавала.

Такие же показания Гунич С.С. давал в ходе предварительного расследования при проведении очной ставки с Тихомировой Е.В., допросе в качестве обвиняемого .

После задержания 09.01.2015 года в своих объяснениях и при допросе в качестве подозреваемого    от 09.01.2015 года  Гунич С.С. показал, что пришел к Тихомировой Е.В. по ее приглашению с целью употребления наркотиков. Тихомирова Е.В. изготовила опий и наполнила им шприц, который передала ему, после чего он часть опия перелил в другой шприц, который был у него с собой, и употребил его, а оставшуюся часть в шприце, который передала ему Тихомирова Е.В., положил во внутренний карман куртки.

В суде Гунич С.С. объяснил противоречия в показаниях тем, что на него было оказано физическое и психологическое давление сотрудниками ОПиПТЛ, которые дали ему указание сообщить о приобретении шприца с опием у Тихомировой Е.В., иначе ему будет предъявлено обвинение по ч.3 ст.328 УК.

Он показал в суде, что когда открылась дверь, влетели 3 человека в масках. Били его в коридоре, после чего развели по разным комнатам, били и в комнате. Потом сотрудник в маске стал диктовать, что Гунич С.С. должен говорить – наркотическое вещество, которое изъяли, ему передала Тихомирова Е.В. Сам Гунич С.С. рассказал, что был в шоке от избиений и опасений быть привлеченным по ч.3 ст. 328 УК. Понятых вызвали только тогда, когда он согласился все повторить при них. При понятых он повторил то, что от него требовали.

Впоследствии от этих показаний он отказался. В суде настаивал на том, что правдивыми являются те показания, которые  он давал при допросе в качестве обвиняемого, при проведении очной ставки и в суде: обвиняемая никаких наркотических средств ему не передавала; сведения о передаче были даны им после избиений и угроз со стороны сотрудников милиции.

Суд сделал вывод о достоверности и положил в основу приговора объяснения Гунича С.С. от 09.01.2015 и его показания, данные  при допросе в качестве подозреваемого 09.01.2015 года, поскольку, по мнению суда, они соответствуют действительности и согласуются с иными собранными по делу доказательствами. С чем именно согласуются показания свидетеля после избиения — загадка.Никаких «иных» доказательств, с достоверностью подтверждающих цель сбыта наркотических средств, а также сбыт опия Гуничу С.С., в действиях Тихомировой Е.В., не собрано и в приговоре не отражено что и где нашел суд.

Более того, в приговоре не приведено никаких доводов, почему суд доверяет одним показаниям и не доверяет другим. Кроме того, объяснения Гунича С.С., положенные в основу приговора, не могут являться допустимым доказательством, поскольку он не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и ему не был предоставлен защитник.

Допрошенные в судебной заседании свидетели Шкляров О.В. и Безруков О.В. показали, что они участвовали в качестве понятых при осмотре квартиры 09.01.2015 года. Они утверждали, что Гунич С.С. при проведении у него личного обыска, добровольно сообщил о том, что у него во внутреннем кармане находится шприц с опием, при этом он пояснил, что опий ему передала девушка.

Показания данных свидетелей не могут быть положены в основу приговора, т.к. они не видели, как происходило задержание, оказывалось ли давление на Гунича С.С. до того времени, как их пригласили поучаствовать в качестве понятых, т.е. они не могут ни подтвердить, ни опровергнуть факт физического, либо психологического воздействия на Гунича С.С.  Они лишь подтвердили его слова, которые он говорил в их присутствии.

Показания сотрудников ОНиПТЛ Фрунзенского РУВД г. Минска  Виногорова Н.А., Беркозова К.Ю., Коппа А.С., которые говорили об обстоятельствах задержания Гунича С.С., Тихомировой Е.В., отрицая применения физического и психологического воздействия на Ганича С.С., также не могут быть положены в основу приговора, т.к. сотрудники являются заинтересованными в исходе дела лицами. Тем более лицами, в отношении которых сделаны заявления о применении насилия в отношении задержанных.

Таким образом, выводы суда, положенные в основу приговора, в соответствии с которыми Тихомирова Е.В. признана виновной в незаконном с целью сбыта изготовлении, хранении и незаконном сбыте особо опасных наркотических средств, не подтверждаются собранными по делу доказательствами, опровергаются показаниями Гунича С.С., являются односторонними и необъективными.

В то же самое время, судом в должной мере не дана оценка представленной стороной обвинения доказательствам, которые в своей совокупности недостаточны для принятия решения о виновности Тихомировой Е.В. в сбыте наркотических средств, что свидетельствует об обвинительном уклоне суда.

Поскольку в действиях Тихомировой Е.В. усматривается состав незаконного изготовления, хранения  без цели сбыта особо опасного  наркотического средства, что не отрицает сама Тихомирова Е.В., подтверждает Гунич С.С.,  факт изготовления и хранения подтверждается и протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого  были изъяты полимерный пакет с семенами растительного происхождения, шприц с остатками вещества бурого цвета, полимерная бутылка с жидкостью коричневатого цвета, шприц, с жидкостью коричневатого цвета, по заключению эксперта являющегося особо опасным наркотическим средством – ацетилированным опием, ее действия следует квалифицировать по  ч.1 ст.328 УК Республики Беларусь.

Приговор суда Фрунзенского р-на от 4 мая 2015 года в отношении Тихомировой Е.В., подлежит изменению с переквалификацией ее действий с ч.3 ст. 328 УК на ч.1 ст.328 УК Республикой Беларусь и назначением более мягкого наказания.

От себя хотим добавить, что подобные действия правоохранительных органов подпадают под уголовную ответственность за преднамеренное применение пыток в отношении задержанного лица, а внутреннее убеждение суда в виновности обвиняемой на основании таких противоречивых показаний — грубое нарушение презумпции невиновности обвиняемого.Хочется верить, что изложенные нами доводы станут основанием для всесторонней проверки материалов данного уголовного дела.

(В статье использован рисунок «БелГазеты»)

     Г

 

 

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.