Российский суд наказал УФСИН за бесчеловечное обращение с беларусом

В адрес "Платформы" поступило обращение Анатолия Будыхо, который был задержан на территории Российской Федерации и, в последствии, этапирован в Беларусь. Самая обычная, на первый взгляд, история показалась нам довольно интересной с точки зрения судебной практики в отношении осужденных, применяемой в Российской Федерации.

0 231

Осужденный Анатолий Будыхо обратился в Ленинский районный суд г. Смоленска с иском к ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Смоленской области о денежной компенсации морального вреда, всвязи с нарушением его законных прав и интересов в период нахождения под стражей в СИЗО-1 г. Смоленска. В своем исковом заявлении Анатолий указал на антисанитарное состояние камер, нарушение нормы санитарной площади камер на одного человека, отсутствие должного материально-бытового обеспечения и ненадлежащее медицинское обслуживание.

Международные нормы в правоприменительной практике России

Вполне стандартная по белорусским меркам жалоба, которых полным-полно в отечественных судах, впечатлила нас тем, как Смоленский суд подходил к рассмотрению всех перечисленных вопросов. Прежде всего судья отметил, что согласно ч.1 ст.17 Конституции РФ, в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Далее, суд указал, что признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека и, с учетом практики Европейского суда, применение Конвенции о защите прав человека и основных свобод должно осуществляться с учетом требований Конвенции во избежание ее любого нарушения. Так, по мнению суда, в соответствии со статьей 3 Конвенции, никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Государство должно обеспечить содержание лица под стражей в таких условиях, в которых бы уважалось его человеческое достоинство такими способами и методами, при которых лицо не терпит душевных страданий и лишений, превышающих неизбежный уровень страдании при заключении, а также должным образом заботиться о здоровье и благополучии с учетом практических требований лишения свободы.

Еще одно основание, по которым суд пришел к выводу о нарушении законных прав и интересов осужденного — несоблюдение требований Минимальных стандартных правил обращения с заключенными (Женева, 1995 г.). В частности, что все помещения, которыми пользуются заключенные, особенно все спальные помещения, должны соответствовать всем санитарным требованиям, причем должное внимание следует обращать на климатические условия, особенно на кубатуру этих помещений, на минимальную их площадь, на освещение, отопление и вентиляцию (п.10).

При этом, как следует из ответа администрации СИЗО-1 УФСИН по Смоленской области, Анатолий Будыхо содержался в камерах, количество мест которых не соответствовало количеству содержащихся в них заключенных. Таким образом, в ходе судебного разбирательства установлен факт пребывания истца в названном учреждении в период, когда в связи с переполненностью помещений изолятора нарушалась установленная законом норма жилой площади в расчете на одного заключенного и, кроме того, истец не был обеспечен отдельным спальным местом.

Данные обстоятельства, по мнению суда, являются достаточными для того, чтобы причинить страдания или переживания в степени, превышающей неизбежный уровень страданий, присущий ограничению свободы.

В итоге, суд решил взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств из казны в пользу Анатолия Будыхо 4 000 рублей в счет денежной компенсации морального вреда.

Отечественные стандарты

Сложно себе даже представить, чтобы белорусские суды могли позволить себе оперировать международными договорами и делать на них ссылки. Как, собственно, и на решения Конституционного суда. Особенно, когда речь заходит об исковых претензиях осужденных, жалующихся на нарушение условий содержания.

Отдельно хочется подчеркнуть возможности обращения российских граждан в Европейский суд по правам человека, что недоступно отечественным заключенным (и не только заключенным), поскольку Беларусь — единственная страна на европейском континенте, не являющаяся членом Совета Европы, соответственно, на нее не распространяется юрисдикция Европейского суда по правам человека ЕСПЧ (судебный орган Совета Европы, учрежденный в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ЕКЗПЧ) 1950 г). При этом, даже решения КПЧ (Комитет по правам человека ООН), куда могут обратиться наши сограждане, не является для Беларуси окончательной для исполнения. Вернее, исполнение как раз-таки и обязательно, но ни одно из более 100 решений так и не было принято государственными институтами к исполнению.

И уж тем более сложно представить, чтобы отечественные суды стали на сторону осужденного. Как показывает практика, нам неизвестно ни одного обращения заключенного, которые было бы рассмотрено в его пользу. Даже при наличии неопровержимых доказательств нарушения прав и законных интересов заключенного.

К примеру, проблема перенаселения знаменитой «Володарки» была бы решена в течение нескольких месяцев, после того, как с десяток-другой заключенных обратились бы в ЕСПЧ с жалобами, подобными Будыхо. При этом, сумма компенсаций была бы сравнима с проектной стоимостью нового СИЗО. Не говоря уже о СИЗО КГБ с ведрами вместо туалетов и отсутствием места для свиданий с адвокатами.

Этот, казалось бы, незначительный судебный вердикт, ярко демонстрирует насколько далеко шагнуло российское правосудие в отличие от наших судов. И, в первую очередь, как в области применения международного законодательства, так и возможностью использования международных механизмов для защиты. Постановления ЕСПЧ устанавливают стандарты для национальных судов европейских стран, включая все окружающие Беларусь государства и Беларуси рано или поздно предстоит обратиться к его судебной практике. Но та пропасть, которая образовалась уже сейчас между Беларусью и Европой в области правоприменительной практики, как раз и является объяснением почему в наших судах можно столкнуться с «Несправедливым приговором» гораздо чаще, чем в той же России.

В настоящий момент Анатолию Будыхо открыта дорога в ЕСПЧ (после использования всех внутренних механизмов защиты), где он может обжаловать решение Ленинского районного суда на предмет небольшой суммы компенсации и отказа в удовлетворении  остальной части исковых требований. И это как раз и является ответом на вопрос: как реформировать судебную систему Беларуси и избежать «заангажированности» при вынесении приговоров. Все достаточно просто — выполнить международные требования в области отправления правосудия и ратифицировать соглашения, позволяющие гражданам нашей страны использовать международные правовые механизмы для защиты.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.