Несправедливый приговор: Умысел без умысла

0 159

ФАБУЛА:

Приговором суда Мозырского р-на Гомельской области от 16 августа 2012 года  Жильская Галина Григорьевна  признана виновной в умышленном противоправном лишении жизни другого человека и по ч.1 ст.139 УК Республики Беларусь ей назначено 9 лет лишения свободы.

Суд постановил взыскать с Жильской Г.Г. в пользу потерпевшей Кунгер М.П. в возмещение морального вреда 40 000 000 рублей и госпошлину в доход государства в размере 300 000 рублей.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА УГОЛОВНОГО ДЕЛА:

Жильская Г.Г. признана виновной в совершении следующих действий:

  — 09.03.2012 года около 00 часов 30 минут, находясь по месту своего жительства в квартире № 57, дома № 43 по ул. Малинина в г.Мозыре Гомельского области, после совместного распития спиртных напитков с проживающим с нею Кунгером Николаем Петровичем, будучи в состоянии алкогольного опьянения. В ходе внезапно возникшей ссоры на почве личных неприязненных отношений , умышленно, с целью противоправного лишения жизни Кунгера Н.П., нанесла ему кухонным ножом один удар в область расположения жизненно важных органов – грудной клетки сзади, причинив ему проникающую в полость грудной клетки колото-резаную рану задней поверхности грудной клетки справа со сквозным ранением нижней доли правого легкого и сквозным ранением задней стенки сердечной сорочки, которая относится к категории тяжких телесных повреждений и находится в прямой причинной связи с наступлением смерти, от которой Кунгер Н.П. на месте скончался.

     Жильская Г.Г. в умышленном противоправном лишении жизни другого человека виновной себя не признала, в судебном заседании она утверждала, что защищалась от действий Кунгера Н.П. Вечером 08.03.2012 года они вместе отмечали праздник, употребляли спиртные напитки (она выпила 200 гр. водки). Когда она выходила с балкона, Кунгер напал на нее из ревности, порезал ножом юбку, замахивался ножом перед лицом, угрожал убийством. Она испугалась, закричала, Кунгер выронил нож, потом потянулся за другими ножами, которые лежали на деревянной подставке, Жильская в это время подняла нож, который выронил Кунгер, и ударила в спину Кунгера. После этого он сразу упал на пол.

     На предварительном следствии Жильская Г.Г. давала другие показания. Не признавая себя виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.139 УК Республики Беларусь, она утверждала, что лишила жизни Кунгера по неосторожности — когда схватила нож в правую руку и хотела его выбросить, бросила в сторону выхода из кухни в прихожую, в тот момент в дверном проеме оказался Кунгер, нож воткнулся ему в спину, и Кунгер упал в кухне на пол лицом вниз.

     По делу в ходе предварительного следствия была проведена дополнительная судебно-медицинская экспертиза, на основании которой сделан вывод, что при обстоятельствах, указанной Жильской Г.Г., исключается возможность возникновения колото-резаного ранения у Кунгера Н.П.

    Противоречия в показаниях Жильская Г.Г.  в суде объяснила тем, что была в шоковом состоянии, испугалась, ей посоветовали дать такие показания.

    Какие бы показания не давала Жильская Г.Г., они не могут являться основным доказательством по делу.

    Одним из принципов уголовного процесса является презумпция невиновности. Лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана и не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Орган уголовного преследования, суд не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого.

     Вывод суда о виновности Жильской основывался на заключении комплексной судебно-медицинской и криминалистической экспертизы, дополнительной судебно-медицинской экспертизы, а также на показаниях Жильской Г.Г., данных ею в стадии досудебного производства в качестве подозреваемой и обвиняемой, которые судом не оглашались и не исследовались.

     В материалах дела имеется заключение эксперта, согласно которого юбка Жильской Г.Г. имеет сквозные повреждения клиновидной формы, которые являются колото-резанными и образованы в результате воздействия колюще режущего однолезвийного предмета, каким мог быть нож, что подтверждает показания обвиняемой в части нападения на нее с ножом Кунгера. Однако указанная экспертиза судом не исследовалась и ей не дана оценка.

    Свидетели Маляренко В.П. и Кабанович Г.И. показывали на стадии досудебного производства, что Кунгер неоднократно избивал Жильскую, угрожал ей ножом, и она поэтому прятала ножи в квартире свидетелей.

    Указанные свидетели судом не допрашивались, показания их не оглашались и соответственно судом не дана им оценка.

     Согласно п.1 ст.388 УПК Республики Беларусь, действовавшей на момент оглашения приговора и обжалования его в кассационном порядке, основаниями к отмене приговора при рассмотрении в кассационном порядке является односторонность и неполнота судебного следствия.

     Согласно ч.1 ст.389 УПК односторонним или неполно проведенным признается судебное следствие, когда не были исследованы доказательства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

     По этим основаниям приговор определением кассационной коллегии по уголовным дела Гомельского областного суда  от 31 октября 2012 года отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

     Приговором суда Мозырского р-на Гомельской области от 27 марта 2013 года Жильская Г.Г. снова признана виновной в умышленном противоправном лишении жизни другого человека и по ч.1 ст.139 УК ей назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы, т.е. такое же наказание, которое определил суд 16 августа 2012 года.

    В пользу потерпевшей постановлено взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере 150 000 000  рублей  и 300 000 рублей госпошлину.

    Во время нового судебного рассмотрения уголовного дела доказательства исследовались более полно, в том числе была назначена дополнительная судебно-медицинская экспертиза, однако суд дал им неправильную оценку.

    В первую очередь не был доказан умысел на лишение жизни другого человека. Если оценить в совокупности, все исследованные судом доказательства, а также если взять за основу показания Жильской Г.Г., данные ей в суде, можно сделать вывод о превышении Жильской Г.Г. пределов необходимой обороны, что повлекло за собой смерть Кунгера. Т.е. действия Жильской Г.Г. следует квалифицировать  по ст.143 УК Республики Беларусь, т.е. убийство при превышении пределов необходимой обороны.

    Судебное следствие велось с обвинительным уклоном в сторону осуждение за особо тяжкое преступление, санкцией которого предусмотрено наказание только в виде лишения свободы на длительный срок.  Наказание же за убийство при превышении пределов необходимой обороны предусматривает и альтернативные виды наказания, а также лишения свободы до двух лет.

   Степень вины и тяжесть совершенного преступления учитывается и при разрешении гражданского иска о взыскании денежной компенсации морального вреда.

    Признав Жильскую Г.Г. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.139 УК, суд соответственно определил и подлежащий взысканию размер морального вреда, который был увеличен на новом судебном рассмотрении дела.

    Из показаний Жильской Г.Г. следует, что она нанесла удар ножом в спину Кунгеру, однако ее воля была направлена не на причинения ему вреда, а на пресечение его преступных действий.

    Тот факт, что Кунгер нападал на нее, размахивал ножом перед ее лицом, порезал юбку, подтверждается заключением эксперта от 19 апреля 2012 года, в котором указано, что на переднем и заднем полотнище юбки имеются повреждения в виде разрывов и порезов.

     Жильская Г.Г. опасалась за свою жизнь и здоровье, когда Кунгер размахивал ножом, потому что она хорошо знала характер своего сожителя-  ранее между ними происходили скандалы, во время которых Кунгер был очень агрессивным, хватался за ножи, пытался ударить ими свою сожительницу. Жильской приходилось прятать их у соседей.

     Показания Жильской Г.Г. в этой части подтвердили  в суде свидетели, которые проживают по соседству – Астрейко Н.А., Маляренко  В.П.,Кабанович Г.И.

      Свидетели Дворак И.Ф. и Магуленко Л.В. показали, что со слов Жильской Г.Г. им известно, что Кунгер ее неоднократно избивал, она прятала от него ножи.

    Свидетели Стецюк А.В. и Лукашенко А.В., которые служат в Мозырском отделе Департамента охраны МВД и которые выезжали на место происшествия, показали в суде, что юбка у Жильской Г.Г. была порвана, с ее слов юбку порвал сожитель, а она ударила сожителя, т.к. боялась, что он ее убьет.

     Аналогичные показания дали в суде оперуполномоченный ОУР Мозырского РОВД Портной Е.В., врач выездной бригады скорой помощи Цывис О.П., фельдшеры выездной бригады скорой помощи Богданенко А.В. и Бегун Ю.Н.

     Судом была назначена дополнительная судебно-медицинская экспертиза, на основании которой сделаны выводы, что возможность возникновения проникающей в полость грудной клетки слепой колото-резаной раны задней поверхности грудной клетки справа у Кунгер Н.П. при обстоятельствах, изложенных Жильской Г.Г. в ходе ее допроса в судебном заседании 26 февраля 2013 года, не исключена.

     Данные доказательства подтверждают, что умысел Жильской Г.Г. был направлен на пресечение преступных действий Кунгера, а не на лишение его жизни.

    Давая оценку показаниям Жильской Г.Г. , суд подробно остановился на данных ей показаниях в ходе предварительного следствия и указал, почему их следует признать несостоятельными. Тем не менее, должной оценки показаний Жильской Г.Г., которые она давала в суде, и которые подтвердились исследованными доказательствами, судом не дано.

     Также судом дана неправильная оценка показаниям  указанных свидетелей. По мнению суда они не подтвердили факт преступных посягательств со стороны Кунгера, т.к. Жильская не говорила, что он хотел ударить ее ножом.

      Жильская Г.Г. показала, что боялась Кунгера , потому что он размахивал ножом , а это уже говорит, что Жильская Г.Г. реально опасалась за свою   жизнь и здоровье.

      Мотивированного, логичного, с надлежащей оценкой всех исследованных доказательств вывода суда о направленности умысла на лишение жизни другого человека, в приговоре нет.

      Приговор был обжалован в кассационном порядке. Определением кассационной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда от 24 мая 2013  года приговор оставлен без изменения , а кассационные жалобы обвиняемой и защитника- без удовлетворения.

       Жалобы, поданные в порядке надзора, остались без удовлетворения, оснований для принесения протестов лицами, рассматривающими жалобы, не усмотрено.

     Приговор суд Мозырского р-на является незаконным и необоснованным, подлежащим отмене по следующим основаниям.

— судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы;

— выводы, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия;

— к выводу о виновность Жильской Г.Г. в совершении умышленного преступления, суд суд приходит без мотивированого и аргументированного доказывания наличия в деяниях Жильской Г.Г. прямого ­умысла.

— судом необоснованно проигнорированы показания свидетелей и не дана им надлежащая оценка.

Согласно Пленума Верховного Суда Республики Беларусь (п.1 постановления №9 от 17.12.2002 г.) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 139)» суд обращает внимание на тщательное выяснение всех обстоятельств, в том числе содержания и направленности умысла, мотива, цели и способа убийства.

Действия Жильской Г.Г. не являются умышленными и не могут характеризоваться умышленной виной.

В связи с вышеизложенным, приговор суда Мозырского р-на и последующие судебные постановления подлежат изменению с переквалификацией действий Жильской Г.Г. с ч.1 ст.139 УК на ст.143 УК с освобождением ее из мест лишения свободы.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.