Тайный свидетель для искусственного обвинения

Мы уже писали про дело Юшкевича Вадима, указав на то, что в приговоре, на наш взгляд, имеется слишком много неточностей, которые в свое время позволили нам усомниться в объективности следствия и судебного разбирательства. Поскольку у нас на руках не было всех необходимых документов, мы не смогли с достоверностью утверждать, что вынесенный приговор является несправедливым. Сегодня мы можем уверенно говорить о том, что приговор в отношении Юшкевича Вадима подлежит отмене и направлению на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

0 341

Приговором суда Борисовского района Минской области от  24 октября 2016г., уголовное  дело № 1-715-2016, мой сын, ЮШКЕВИЧ Вадим Валерьевич, был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного  ч. 1, ч.3 , ст. 328 УК Республики Беларусь  и приговорен к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях  усиленного режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Минского областного суда от 13 января 2017 года приговор в отношении Юкевича В.В. оставлен без изменения, а жалобы обвиняемого и защитника – без удовлетворения.

Юшкевич В.В., при неустановленных следствием обстоятельствах, месте и времени, не позднее 11 час. 30 мин. 29 марта 2016 года, имея единый умысел на незаконный оборот психотропных веществ,  незаконно с целью сбыта приобрёл порошкообразное вещество белого цвета массой не менее 0,0084 г., содержащая в своем составе особо опасное психотропное вещество, неиспользуемое в медицинских целях — альфа PVP. После этого, в продолжение своего противоправного умысла, незаконно, с целью сбыта хранил указанное особо опасное психотропное вещество по месту своего жительства. 29 марта 2016 г. около 11 час. 30 мин., находясь по месту своего жительства, незаконно сбыл, путем продажи за 100 000 руб. НБ РБ вышеуказанное психотропное вещество массой 0, 0 84 г, находящаяся в бумажном свертке, лицу действующему в рамках ОРМ «Проверочная закупка».
Он же 9 июня 2016 года, точное время в ход следствия не было установлено, но не позднее 10 часов 45 минут, находясь в восьмом подъезде дома 33 по улице Чкалова в городе Борисове, имея умысел на незаконный оборот особо опасного психотропного вещества, путем присвоения найденного, для личного употребления незаконно без цели сбыта приобрёл порошкообразное вещество содержащие в своем составе особо опасное психотропное вещество, неиспользуемое в медицинских целях — альфа PVP, находящаяся в полимерном пакетике, после чего в продолжение своих противоправных действий перенес его по месту своего жительства, где пересыпал вещество в мерный стаканчик разбавил его водой и незаконно без цели сбыта хранил с момента приобретения до 10 часов 45 минут 9 июня 2016 года, то есть до момента начала производства осмотра квартиры. В тот же день в период с 10 часов 45 минут до 11 часов 45 минут, в ходе производства осмотра квартиры по месту жительства, прозрачная бесцветная жидкость массой 1,1196 грамма масса жидкости (в пересчете на сухой остаток составляет 0,1773 г) находящаяся в мерном стаканчике, содержащая в своем составе особо опасное психотропное вещество, не используемых в медицинских целях — альфа PVP, была обнаружена и изъята.

Обстоятельства дела.

Причастность обвиняемого к совершению преступления, предусмотренного ч.1 ст. 328 УК подтверждается его признательными показаниями, согласно которым он полностью признал свою вину в ходе судебного заседания, что нашло свое отражение в описательной части приговора.

Тем не менее, свою вину в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 328 Юшкевич не признал, показав, что никому не продавал психотропные средства, поскольку не имеет никакого отношения к сбыту наркотических веществ.

Как ни странно, но иного ни на стадии предварительного расследования, ни в ходе судебного разбирательства установлено не было. Как следует из изучения материалов уголовного дела, причастность обвиняемого к сбыту наркотических средств ничем объективно не подтверждалась. Все обвинение строилось на показаниях залегендированного свидетеля Сидорова А.А. и ОРМ «контрольная закупка», в которой он якобы принял участие на добровольной основе. Именно на этом мы сегодня и остановимся, детально разобрав существенные нарушения в ходе судебного разбирательства.

По версии следствия, Сидоров А.А. якобы сообщил сотрудникам милиции, что его знакомый  – Вадим Юшкевич – распространяет наркотики – «соли», которые неоднократно предлагал и ему самому. В свою очередь, Сидорову это надоело, и он решил прекратить противоправную деятельность своего друга.

29.03.2016 г. он прибыл в РОВД Борисовского района, откуда созвонился с Юшкевичем и договорился с ним о приобретении наркотиков. При этом стоимость и объем они не оговаривали, поскольку Сидоров якобы и без того знал сколько это будет стоить. После этого ему были выданы диктофон и купюра номиналом 100 000 белорусских рублей, и он вместе с оперативными сотрудниками направился к дому Юшкевича. До подъезда дома его сопровождал один из оперативных сотрудников, который остался его ожидать во дворе дома, не заходя в подъезд. Спустя 20-30 минут (показания сотрудников), Сидоров вышел из подъезда и они все вместе направились в РОВД, где участник ОРМ выдал сверток белой бумаги и диктофон, на котором, со слов представителей милиции, якобы был запечатлен разговор Сидорова и Юшкевича о покупке наркотического вещества.

Нет, ребята, все не так …

Как мы отмечали в предыдущей статье, обычное на первый взгляд ОРМ «Проверочная закупка», на самом деле вызвала много вопросов, которые, в конечном итоге, окончательно убедили нас в том, что суд необъективно подошел к исследованию доказательств и постановил приговор, основанный на недопустимых доказательствах.

Прежде всего, обратим внимание на дату начала и окончания оперативного мероприятия. Как видно из постановления о передаче материалов ОРМ, «проверочная закупка» была начата 29.03.2016 в 9:30, а окончилась только … 15.06.2016 г. – спустя почти три месяца после того, как залегендированный свидетель Сидоров якобы приобрел у Юшкевича наркотическое вещество.

Уголовное дело по ч.3 ст. 328 УК было возбуждено и того позже – 04.07.2016 г. Т.е. в течение трех с половиной месяцев после проведения ОРМ и проведенной экспертизы вещества, приобретенного Сидоровым у Юшкевича, уголовное дело по каким-то причинам не возбуждалось. И вопрос о его возбуждении стал только после того, как в отношении Юшкевича возбудили уголовное дело по ч.1 ст.328 (13.06.2016 г.).

Такое необоснованное затягивание сроков привлечения к уголовной ответственности серьезно нарушило права обвиняемого на защиту и лишило возможности сбора доказательств своей непричастности к вменяемому ему преступлению. Из показаний обвиняемого и его матери усматривается, что в этот день в указанное в обвинении время они не находились дома, а посетили банк, о чем имеется соответствующая справка из ОАО «БПС-сбербанк». Если бы обвинение Юшкевичу было предъявлено в разумные сроки, то у него имелась бы возможность истребовать из банка записи видеонаблюдения, которые бы послужили доказательством его непричастности к вменяемому ему преступлению.

Как мы указывали в предыдущей статье, все материалы ОРМ были засекречены и ознакомиться с ними ни у адвоката, ни у обвиняемого не было никакой возможности. Порядок   оформления   и   предоставления  материалов, полученных   в  ходе  оперативно-розыскной деятельности, позволяет оперативным  подразделениям  органов  внутренних выделять такие материалы в секретное делопроизводство. Однако, стороне защиты не были даже предоставлены распечатки якобы состоявшегося разговора между Сидоровым и Юшкевичем. Это дает основания предполагать, что с ОРМ что-то пошло не так и достоверных доказательств виновности Юшкевича добыть не удалось. Кроме того, инициатором приобретения наркотических веществ выступал сам Сидоров, который подстрекал Юшкевича к продаже наркотиков. Что именно было зафиксировано на диктофонной записи имеет важное значение. В том числе, для понимания о чем и с кем общался Сидоров, пока находился вне зоны визуального наблюдения сотрудников милиции.

Достоверной информации с кем же все-таки общался Сидоров и у кого он приобретал (если вообще приобретал) наркотик, получено не было. Как следует из допросов самого Сидорова и оперативных работников, в подъезд, где проживает Юшкевич вошел только Сидоров, а сотрудник милиции остался ждать его во дворе. Далее показания Сидорова претерпевают странные изменения. В одних он указал, что Юшкевич передал ему наркотик, завернутый в бумагу, в других – что он отсыпал ему наркотик. Отсыпать 0,0084 гр. крайне сложно и совершенно невороятно это сделать без весов, которых у Юшкевича не нашли. Кроме того, подозрения в объективности таких показаний вызывает и тот факт, что сотрудники милиции абсолютно безразлично отнеслись к тому, что у Юшкевича после «отсыпки» остались дома наркотики, которыми оперативники совсем не интересовались.

К слову сказать, экспертиза бумажного пакетика и содержащегося в нем наркотика, который якобы передал Юшкевич, была проведена спустя более, чем 4 месяца после «проверочной закупки», что тоже не может не вызывать подозрений в объективности следствия. Во-первых, если оперативные сотрудники затеяли оперативное мероприятие, которое закончилось по версии следствия удачно, то почему экспертиза не проводилась по горячим следам? Во-вторых, найденные на клочке бумаги следы биологического проихождения могли образоваться на ней от Юшкевича совершенно иным способом, нежели это трактует следствие и суд. В том числе и во время проведения процессуальных действий. Этот довод косвенно подтверждается тем, что при внимательном рассмотрении клочка бумаги на нем видна печатная надпись медицинского характера «… передаваемая … иммунодефицита человека /ВИЧ/ …», что указывает на принадлежность клочка бумаги к научной работе. Юшкевич не имел медобразования и не увлекался медициной.

Кроме того, в ходе судебного заседания достоверно установлено, что в данном подъезде так же проживают, как минимум, несколько человек, которые, по мнению следствия, занимаются продажей наркотиков. Соответственно, вполне логично было бы провести фоноскопическую экспертизу произведенной Сидоровым аудиозаписи и поставить перед экспертами вопрос кому на самом деле принадлежат голоса. Однако такой экспертизы назначено не было и остается только догадываться как судья и прокурор,  передававший дело в суд, могли удостовериться, что голос на записи принадлежит именно Юшкевичу.

Совершенно непонятно и то, для чего было «легендировать» свидетеля, с которым обвиняемый близко знаком и с которым проводил много времени вместе? А если принять во внимание, что Сидоров предварительно позвонил и договорился с Юшкевичем, то было бы странно думать, что Юшкевич перепутает обратившегося к нему друга с залегендированным Сидоровым. При этом, легендирование приняло такие размеры, что допрос Сидорова в суде проходил без присутствующих в зале заседания родственников и … самого обвиняемого, которого на время допроса вывели из зала суда, по сути лишив его права на защиту.

На лицо искусственная иммитация мер безопасности, с целью лишить обвиняемого его процессуальных прав на допрос такого свидетеля, проведения с ним очных ставок, истребования данных о его местоположении на момент проведения ОРМ и т.д. Применение таких мер безопасности ничем не обоснованно и направлено исключительно на ограничение прав и законных интересов обвиняемого.

Ошибка «резидента»

Ответ на вопрос о несоразмерном «легендировании» Сидорова, нашелся к удивлению быстро. Стороной защиты было заявлено несколько ходатайств о вызове и допросе в ходе судебного разбирательства Бойко Ю.Г. – личного друга обвиняемого, который по показаниям  Юшкевича неоднократно бывал у него дома, в том числе и в тот самый день, когда к нему якобы приходил Сидоров. Необходимость допроса данного свидетеля была обусловлена тем, что он мог бы свидетельствовать о невиновности Юшкевича и прояснить картину где тот мог находиться в момент инкриминируемого преступления.

Суд удовлетворил данное ходатайство и поручил сотрудникам РОВД обеспечить явку свидетеля, который сам в суд почему-то  не являлся. В материалах дела имеется три рапорта сотрудников УИМ ОПП ГОМ Борисовского РОВД, в которых

РОВД не может найти Бойко
РОВД не может найти Бойко

они отмечают, что при неоднократном посещении адреса, по которому проживает Бойко Ю.Г., было установлено, что последний по указанному адресу не проживает и установить местонахождение данного гражданина не представляется возможным.

Однако, при внимательном изучении материалов уголовного дела, можно с достоверностью утверждать, что Борисовское РОВД преднамеренно вводило в заблуждение суд или суд сам добровольно заблуждался. Местонахождение гражданина Бойко Ю.Г. было хорошо известно как сотрудникам милиции, так и председательствующему.

Все дело в той самой залегендированной личности – Сидорове А.А., – который являлся участником ОРМ и давал показания в закрытом судебном заседании. Нам удалось установить, что Сидоров А.А. и Бойко Ю.Г. – одно и то же лицо! Это следует из документа, который странным образом остался без внимания суда — постановления о передаче материалов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности от 15.06.2016 г.

Разоблачение Бойко
Разоблачение Бойко

Т.е. именно тех материалов, которые были собраны в ходе ОРМ 29.03.2016 г. и которые были положены в основу обвинения. Как видно из самого документа, одним из материалов является объяснение Бойко Ю.Г. и никакого Сидарова А.А. в этих материалах нет. Не нужно быть профессиональным юристом, чтобы понять, что Бойко Ю.Г., который вообще никогда не допрашивался по данному делу и, по версии следствия, не имел к нему никакого отношения, в действительности являлся участником ОРМ, на показаниях которого, под личностью вымышленного Сидорова, был впоследствии осужден Вадим Юшкевич.

А теперь вернемся к рапортам сотрудников Борисовского РОВД и судебному заседанию, в котором Юшкевичу не предоставили возможность допросить Бойко Ю.Г. Как видно, он не мог отсутствовать во время суда в Борисове, поскольку давал показания в роли Сидорова А.А. Т.е. он все время находился по месту своего жительства и на заработки в РФ не выезжал. Возникает логичный вопрос: на каком основании Борисовское РОВД вводило суд в заблуждение относительно истинного местоположения Бойко Ю.Г. Но еще больший вопрос возникает к суду, который, в отличии от обычного участкового, точно знал, что Бойко и Сидоров — одна личность. Выдавая постановление на привод Бойко, суд четко понимал, что никто никого не приведет и формально фальсифицировал процесс.

Основания для отмены приговора

При таких обстоятельствах и процессуальных нарушениях, приговор подлежит отмене, с направлением на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

  1. Согласно п.2 постановления Пленума Верховного суда от 27 марта 2014 г. №7, при рассмотрении судами дел о незаконно распространении наркотических и психотропных веществ, суд обязан обеспечить выполнение требований ст. 18 УПК о вынесении виновности или невиновности обвиняемого лишь на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию и оценке. Т.е. суд был обязан дать оценку всем противоречиям и нарушениям прав обвиняемого на защиту и обеспечить полное и объективное судебное расследование.

Как видно из вышеизложенного, суд не обладал всей полнотой информации о фактических обстоятельствах произошедшего и не мог обеспечить выполнение требований ст. 18 УПК. Более того, суд умышленно оставил без внимания необходимость допроса важного свидетеля, показания которого могли существенно изменить представление о фактических обстоятельствах произошедшего.

  1. В соответствии со ст. 101 УПК материалы, полученные в ходе ОРМ, могут быть признаны в качестве источника доказательств лишь при условии, что они получены в соответствии с законодательством Республики Беларусь, представлены, проверены и оценены в порядке, установленном УПК.

Тем не менее, источником доказательства признаны секретные материалы ОРД, которые вызывают сомнения, в связи наличием серьезных противоречий. В т.ч. — неустраненное противоречие, что в момент проведения ОРМ обвиняемый не находился дома и не мог сбывать участнику ОРМ наркотическое вещество. Срок окончания самого ОРМ и сроки проведения необходимых экспертиз, проведению которых ничего не препятствовало после передачи Сидоровым диктофонной записи и свертка с наркотиком.

  1. Согласно ст. 46 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», основанием для прекращения проведения проверочной закупки является достижение целей этих оперативно-розыскных мероприятий.

Как видно из рапортов оперативных сотрудников, цель мероприятия была достигнута 29.03.2016 г., когда по версии этих же самых оперативников, Юшкевич якобы сбыл наркотическое вещество вымышленному Сидорову, а последний передал его и диктофон в РОВД Борисовского района. Получается, что все оставшееся время сотрудники РОВД своим бездействием попросту провоцировали Юшкевича на совершение новых преступлений. И только спустя три месяца, не добыв иных доказательств причастности Юшкевича к распространению наркотических средств, материалы ОРМ были пущены в ход.

  1. Согласно п.9 ч.2 ст.43, обвиняемый имеет право на предоставление доказательств.

Одним из доказательств невиновности Юшкевича могли бы являться показания Бойко Ю.Г. В том числе, исследование биллинговых данных местоположения его телефона, местоположение его самого и возможность участия Бойко-Сидорова в следственном эксперименте. Кроме того, допрос такого свидетеля мог бы ответить на иные вопросы: действительно ли вымышленный Сидоров выполнял те действия, которые ему предписываются оперативными работниками.

  1. Немаловажен и тот факт, что представители РОВД, как участники уголовного процесса, сознательно исказили реальную действительность и представили суду заведомо ложные сведения. Это существенно затруднило рассмотрение уголовного дела и повлекло вынесение неправильного приговора, что в конечном итоге причинило вред правам и законным интересам Юшкевича.
Уже одно это обстоятельство обязывает суд отменить приговор и направить его на новое рассмотрение, вынеся частное определение в отношении недобросовестных сотрудников милиции. Но самое главное, что в местах лишения свободы оказался человек, чья виновность вызывает обоснованные сомнения. 

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.