«Не знали, как от этого дела избавиться». История о «непорочном изнасиловании» в казанском такси, которая закончилась условным сроком

0 14

27 июня московский блогер Анна Брэйн рассказала, что ее попытался изнасиловать водитель Uber, но следователи требуют забрать заявление, считая, что девушка все выдумала. Таксист — студент медицинского вуза из Ирака — настаивает, что не нападал на Брэйн, а просто высадил ее, так как девушка начала курить в салоне. Дело по заявлению о попытке изнасилования пока не возбуждено, но рассказ Брэйн вызвал большой резонанс, собрав более 10 тысяч репостов в фейсбуке.

«Медиазоне» эта история напомнила другую, завершившуюся месяц назад в Казани — там студентка тоже обвиняла таксиста в изнасиловании, однако из-за процессуальных нарушений приговор дважды отменяли, а на третий раз подсудимый получил условный срок.

28 июня 2016 года около 23:00 таксист компании «Поехали» Ильдус Зиннатзанов принял заказ на поездку от дома №5 по улице Нижний Спуск до дома №11 по улице Красной Позиции. Через два дня его пассажирка — 18-летняя студентка Екатерина Севастьянова — написала заявление об изнасиловании в полицию, а затем обратилась и Следственный комитет.

Со слов девушки, в конце поездки таксист остановился недалеко от ее дома и они вместе покурили. Затем, как утверждает Севастьянова, Зиннатзанов заставил ее понюхать жидкость из какого-то пузырька, от которой студентка потеряла сознание. Девушка говорила, что очнулась на заднем сиденье машины, водитель снял с нее штаны и изнасиловал, используя презерватив, который потом выкинул в окно. Сил сопротивляться, по словам студентки, у нее не было. После Зиннатзанов дал ей салфетки, сказал вытереться и выкинул их из машины, а затем отпустил Севастьянову домой.

Уголовное дело по части 1 статьи 131 УК (изнасилование) было возбуждено только через месяц — 1 августа, писали «Идель.Реалии», а осенью его передали в Советский районный суд Казани. Зиннатзанов все это время оставался на свободе и продолжал работать — следствие не просило об избрании меры пресечения. Таксист наотрез отказывался признавать вину: он утверждал, что просто выполнил заказ и уехал.

«Непорочное изнасилование»

Защита таксиста настаивала: у Севастьяновой не нашли никаких телесных повреждений, а молекулярно-генетические экспертизы не обнаружили на теле или одежде биологических материалов, которые однозначно принадлежали бы Зиннатзанову.

При этом на трусах обвиняемого помимо его собстветнных нашли эпителиальные клетки еще как минимум одного человека. По результатам исследования одного образца специалисты сделали вывод, что в нем могли быть биологические материалы как водителя, так и потерпевшей. Экспертиза второго набора клеток показала, что там есть материалы самого Зиннатзанова и женщины — точно не Севастьяновой, но, вероятно, жены таксиста. По словам сторонников Зиннатзанова, на найденных салфетках никаких клеток не обнаружили.

Кроме того, рядом с местом предполагаемого изнасилования нашли окурок одной сигареты со слюной, которая, как заключили эксперты, могла принадлежать таксисту и потерпевшей. Что касается пузырька с жидкостью, изъятого из машины водителя, то Зиннатзанов говорил, что это был стеклоочиститель. Якобы использованный при изнасиловании презерватив, судя по материалам дела, так и не был найден.

Казанские журналисты особо обратили внимание на то обстоятельство, что потерпевшая после предполагаемого преступления осталась девственницей, из-за этого в прессе случай окрестили «делом о непорочном изнасиловании». Но, по данным экспертизы, строение девственной плевы «позволяет возможность совершения полового акта без нарушения ее целостности» благодаря растяжимости. Юрист Консорциума женских неправительственных объединений Мари Давтян в беседе с «Медиазоной» подтвердила, что само по себе сохранение девственности «ничего не значит, потому что девственная плева может существовать долго и в период половой жизни».

Журналисты, следившие за делом, также отмечали, что, судя по данным биллинга, в момент предполагаемого изнасилования Зиннатзанов «находился совсем в другом месте, нежели указывает потерпевшая».

Три приговора

Первый приговор по делу таксиста Советский районный суд Казани вынес 19 января 2017 года, Зиннатзанову назначили четыре года колонии общего режима. Уже в апреле Верховный суд Татарстана отменил решение первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение. В августе и ноябре 2017 года ситуация повторилась: три года и десять месяцев лишения свободы, отмена приговора, направление дела на новое рассмотрение.

Причем во второй раз суд решил, что девушка действительно могла прийти в беспомощное состояние от смеси паров ацетона и изопропилового спирта. Выводы главного внештатного токсиколога и эксперта минздрава Татарстана Алии Насибуллиной, что такого быть не могло, суд счел субъективным мнением.

Обвиняемого после первого приговора отправили в СИЗО, но в январе 2018 года, когда приговор отменили во второй раз, перевели под домашний арест. Третий приговор Советский районный суд Казани вынес 25 мая: суд вновь посчитал, что нет оснований не доверять показаниям студентки, и назначил Зиннатдинову три года лишения свободы условно с испытательным сроком в три года.

Защита не стала обжаловать это решение, прокуратура — тоже. «Они [в прокуратуре] дураки, что ли? Там [в случае нового пересмотра] оправдательным приговором пахнет, — говорит адвокат Лев Чумаков, который защищал водителя. — Зачем чертей будить? Проглотил [приговор], они и довольны — не знали, как от этого дела избавиться».

По его оценке, у обвинения не было каких-либо доказательств вины Зиннатдинова, кроме слов потерпевшей, которая, как утверждает юрист, путалась в деталях, давая показания, и выступала в суде, читая по бумажке.

Медиазона

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.