Метадоновая фантастика

Мы уже не единожды описывали «чудеса» оперативно-розыскной деятельности, к которым прибегают сотрудники милиции при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Однако мы сами до сих пор не может привыкнуть к изобретательности оперативников, чьи умозаключения могли бы стать настоящими жемчужинами научной фантастики. Хочется надеяться, что наши публикации откроют глаза Председателю Верховного Суда и Генеральному прокурору на вопиющие факты судебных ошибок, в отношении которых будут приняты соответствующие меры и доложено главе государства

0 172

 

 Фабула: Приговором суда Жлобинского р-на Гомельской области от 15 июня 2017 года  Пашковский Игорь Сергеевич признан виновным в незаконном с целью сбыта хранении наркотических средств, совершенные в отношении особо опасных наркотических средств , т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.328 УК Республики Беларусь и на основании ч.3 ст.328 УК  ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет без конфискации имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда от 9 августа 2017 года приговор оставлен без изменения, а апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Председателем Гомельского областного суда в принесении протеста на предмет отмены приговора суда  и апелляционного определения отказано.

Пашковский И.С. признан виновным в том, что, являясь лицом с наркотической зависимостью,  19 февраля 2016 года примерно в 07 часов, находясь в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, в кабинете заместительной терапии метадоном, расположенном на территории УЗ «Жлобинская ЦРБ», в ходе перорального приема (прием лекарств через рот) особо опасного наркотического средства метадона, влил 17,0 мл. раствора  в полость рта, при этом введя в заблуждение медицинскую сестру о потреблении метадона, покинул указанный кабинет, после чего выбрал часть раствора метадона из полости рта в шприц и хранил при себе с целью его дальнейшего незаконного сбыта, а оставшейся частью распорядился иным способом.

19 февраля 2016 года в 7 часов 15 минут Пашковский И.С., находящийся в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, был задержан сотрудниками милиции возле здания детской больницы УЗ «Жлобинская ЦРБ». В ходе личного обыска был обнаружен и изъят одноразовый медицинский шприц, наполненный жидкостью.

Согласно заключению эксперта № 23-3.1/368 от 29 февраля 2016 года, представленная на исследование в медицинском одноразовом шприце бесцветная жидкость массой 0,0453 гр., содержит в своем составе особо опасное наркотическое средство, разрешенное к контролируемому обороту- метадон.

Приговор и апелляционное определение подлежат отмене с прекращением производства по уголовному делу по следующим основаниям.

Странные выводы суда 

В соответствии с п.1 ст.389 УПК Республики Беларусь основаниями или изменению приговора  является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Виновным себя Пашковский И.С. не признал. Он показал, что 19  февраля 2016 года прибыл в кабинет заместительной терапии примерно в 7 часов утра. С ним был Макаров А.Е. , который ожидал его в коридоре. Пашковский И.С. выпил в присутствии медсестры метадон, разбавленный водой, сказал «до свидания» и вышел  из здания. Они с Макаровым разговаривали, закурили сигареты и пошли к автомобилю, на котором приехали. По дороге он увидел на земле шприц, поднял его и собирался выбросить в контейнер. В шприце ничего не было. В это время к нему подошел мужчина в медицинской жилетке и нанес ему удар ногой. Ему на помощь пришел  Макаров А.Е., завязалась драка. Затем подбежали другие мужчины, которые помогали мужчине в медицинской жилетке. После этого подбежал Рябцев В.Г. и сказал, что это сотрудники милиции. Потасовка прекратилась, Пашковского И.С. доставили в Жлобинский РОВД, где ему предложили сказать, что он похитил метадон, а взамен его выпустят домой. Этот факт Пашковский отрицал. Он был в состоянии наркотического  опьянения и испытывал физическую боль, т.к. его избили сотрудники милиции. Поэтому подписал объяснение, которое напечатал сотрудник милиции, не читая, будучи уверенным, что все записано с его слов  верно.

При допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого  при досудебном производстве Пашковский И.С.  от дачи показаний отказался.

Показания Пашковского И.С. в суде  подтвердила свидетель Шутова Е.Н. – медсестра УЗ «Жлобинская ЦРБ». По ее словам, Пашковский И.С. 19 февраля 2016 года выпил метадон, разбавленный водой, сказал «до свидания» и вышел из кабинета. Она не заметила, что ему что-то мешало, никаких сомнений и подозрений у нее не было.

Свидетель Макаров А.Е. показал, что после того, как Пашковский И.С. вышел из кабинета, они с ним разговаривали и курили. Разговаривать с полным ртом жидкости, при этом еще и курить — невозможно, что отметил даже свидетель.

19 февраля 2016 года сотрудники милиции проводили оперативное мероприятие с целью изобличения Пашковского И.С. в преступной деятельности. По словам свидетеля Рябцева В.Г.  в данном мероприятии  принимал участие он, Домашевский Е.Е., сотрудник уголовного розыска Трушкевич А.А. и Михальков А.А. По имеющейся у них информации Пашковский И.С. занимался выносом метадона, который ему выдавали по метадоновой программе. Часть выдаваемого ему метадона Пашковский не употреблял и выносил в полости рта после чего обменивал на семена мака у Жартун  (Мильяченко) Н.С., а также на таблетки покойной у Марковцовой А.В.

Муж умершей Марковцовой А.В.- Марковцов Ю.Я., который также был ранее участником метадоновой программы, в суде показал, что ничего не знает о передаче Пашковским Марковцевой А.В. метадона.  Его жена также была участником метадоновой программы и кроме метадона ничего не употребляла.

В ходе досудебного производства свидетель Марковцов Ю.Я. показывал, что  Пашковский И.С. выносил метадон во рту, а затем вливал в рот Марковцовой А.В. Данные показания были оглашены в суде. Марковцов Ю.Я. их не подтвердил  и утверждал, что данные показания не читал, т.к. находился под воздействием таблеток «сонекс-запиклон».

     Свидетель Мильяченко Н.С. утверждала, что ни она, ни ее муж не занимались продажей мака. Пашковский И.С. никогда не приносил для ее супруга метадон и никому не передавал.

Сотрудники милиции, допрошенные в суде, показали, что во время проведения оперативного мероприятия было темно. Видеть, что делал Пашковский,  они не могли. Видели, что он согнулся и, вероятно, в этот момент поднял  шприц с земли. При этом, утверждения, что обвиняемый слил жидкость изо рта в шприц – исключительно предположения сотрудников милиции.

Их показания так же подтверждают слова Пашковского И.С., что он ничего не сливал в шприц, а даже если и хотел слить, то не успел бы это сделать по причине оперативного вмешательства сотрудников милиции.

Свидетель – оперативный сотрудник Трушкевич А.А. указал, что когда он подошел к Пашковскому И.С. и Макарову А.Е. и попросил закурить, Пашковский вынул руки из кармана, и Трушкевич схватил его за руки, чтобы тот ничего не успел слить.

Свидетель Рябцев В.Г. показал, что в том месте, где был задержан Пашковский И.С., никаких следов, указывающих на то, что Пашковский слил жидкость из шприца, не было.

Не подтверждается виновность Пашковского И.С. и письменными материалами дела.

Так, из протокола личного обыска от 19 февраля 2016 года, следует, что у Пашковского И.С. в правом кармане джинсов был обнаружен и изъят полимерный одноразовый шприц. Тем не менее, в протоколе не указывается, что в шприце находятся остатки какой-либо жидкости.

А был ли наркотик?

В  материалах дела имеется заключение эксперта от 29 февраля 2016 года № 23-3.1/368 , согласно которому представленная на исследование в медицинском одноразовом шприце прозрачная бесцветная жидкость массой 0,0453 грамма содержит в своем составе  особо опасное наркотическое средство, разрешенной к контролируемому обороту- метадон. Установить массу метадону (в пересчете на сухой остаток) не представляется возможным, т.к. она ниже чувствительности используемых при проведении экспертизы весов.

В экспертизе указано, что взвешивание проводилось на весах с дискрентностью 0,01 гр. и весах с дикрентностью 0,0001 гр. Из данного заключения можно сделать вывод, что масса метадона в жидкости  меньше 0,0001 гр.

Из показаний Шапорова В.В. , который был допрошен в суде в качестве специалиста, следует, что метадон массой 0,0001 гр. не может вызвать наркотическое опьянение. Для того, чтобы наркоман его почувствовал, ему в таких количествах пришлось бы выносить метадон во рту не менее года.

Более того, совершенно непонятно, откуда взялся второй шприц с жидкостью, отправленной на экспертизу, если поднятый с земли Пашковским шприц не содержал какой-либо жидкости, о чем, как мы указывали выше,  и о чем отмечали эксперты.

Шапоров В.В. также показал, что  в период прохождения курса заместительной терапии Пашковский И.С. не был замечен в нарушении порядка прохождения терапии. Ему доза периодически понижалась или увеличивалась по его просьбе. Но с 8 января 2016 года увеличение дозы не было, а это значит, что Пашковскому И.С. хватало указанной дозы, и жалоб на плохое самочувствие не было.

В основу обвинительного приговора положены показания сотрудников милиции, протокол проведения ОРМ в отношении Пашковского И.С., протокол личного обыска, заключение эксперта , протокол прослушивания фонограммы переговоров Пашковского  с Марковцовым Ю.Я. и Мильяченко С.Е.

Из фонограммы переговоров следует, что Пашковский И.С. договаривался о встречах со своими знакомыми. Но в ходе разговором никогда не говорилось о наркотических средствах, которые он намеревался передавать. Показания свидетеля Мильяченко Н.С. в той части, что о наркотиках в разговорах не было, речь шла о ремонте автомобиля,  суд признал недостоверными, т.к. в этой части ее показания опровергаются показаниями сотрудников милиции, протоколом прослушивания фонограммы переговоров и другими источниками доказательств, которые судом признаны допустимыми, достоверными, не противоречащими законодательству.

Мотивировки, почему суд одни доказательства признает достоверными, а другие нет, в приговоре нет.

Проанализировав все  доказательства, собранные по делу, можно сделать вывод о невиновности Пашковского И.С. в связи с отсутствием состава преступления.

Приговор суда Жлобинского района от 15 июня 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда от 9 августа 2017 года подлежат отмене с прекращением производства по уголовному делу.

В заключении хочется выразить нескрываемое удивление подобными методами ведения следствия и судебного разбирательства. Как усматривается из представленных материалов, наряду с нарушениями требований УПК, у Пашсковского отсутствуют квалифицирующие признаки наличия цели сбыта: крупный объем наркотических средств у лица не употребляющего наркотики, заранее достигнутое соглашение о продаже наркотиков, преднамеренная расфасовка наркотических веществ.

Тем не менее, суд счел доводы следствия достаточными для того, чтобы лишить человека свободы сроком на 9 лет, игнорируя очевидные факты невиновности обвиняемого.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.