Как обвиняемый себе маковую соломку подстелил

Тематика «статьи 328» в последнее время стала довольно актуальной ввиду того, что количество привлекаемых к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств неумолимо растет. Многие приговоры вызывают у нас обоснованные сомнения в объективности. Однако мы далеки от мысли, что все осужденные по ст.328 УК оказались заложниками ситуации и незаконно осужденными.

0 107

Из представленного на рассмотрение юристов «Нью платформ инновейшн» приговора суда Первомайского района Минска от 12 января 2010г. Федорович А.А. признан виновным в незаконном с целью сбыта приобретении, перевозке и хранении наркотических средств в крупном размере (1611,25 г маковой соломки) и приговорен к 9 годам лишения свободы. Из приговора усматривается, что Федорович, имея неснятую судимость по ч.2 ст.238, незаконно, с целью дальнейшего сбыта приобрел у неустановленного лица наркотическое средство — маковую соломку в размере 1611,25 г, что составляет крупный размер. Данное наркотическое средство он перевез, измельчил, расфасовал по 14 пакетам и хранил у себя дома, пока оно не было обнаружено и изъято сотрудниками милиции.

Сам обвиняемый указал, что наркотики не принимает с 2004г., а приобретение маковой соломки объяснил тем, что таким образом хотел помочь другу, чтобы последний не принимал наркотики.

Возникает ряд сомнений, которые указывают на виновность Федоровича в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.328 УК. Во-первых, если он намеревался таким образом помочь другу, то зачем было перевозить и хранить наркотик дома, а не уничтожить его? Во-вторых, если не было умысла на реализацию наркотического средства, то какова была необходимость его расфасовки в 14 пакетов, с учетом того, что сам Федорович наркотики не принимал? В-третьих, он хорошо понимал, чем ему может грозить хранение такого товара и в таких размерах дома, поскольку до этого дважды был судим по ч.1 ст.328 11.06.2004г. и ч.2 ст.328 16.09.2004г.

В соответствии с п.7 пленума Верховного суда от 26 марта 2003г. N1 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами…», о наличии умысла на сбыт могут указывать такие обстоятельства, как значительный объем наркотических средств, приобретение этих средств лицом их не употребляющим. Так что пенять в такой ситуации можно только на себя и собственную глупость.

Доводы осужденного Федоровича и его матери относительно процессуальных нарушений, допущенных судом первой инстанции, невозможно признать обоснованными.

Прежде всего, объектом рассматриваемого преступления является совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественный порядок и общественную безопасность, здоровье населения, а также соблюдение установленных в обществе нравственных устоев. Признаками субъективной стороны являются вина, цель и мотив.

Согласно ст.22 УК, умышленная вина характеризуется еще и тем, что лицо осознает общественную опасность своего действия или бездействия, предвидит общественно опасные последствия (интеллектуальный элемент умысла), а также желает, сознательно допускает наступление общественно опасных последствий или относится к ним безразлично (волевой элемент умысла). Нет необходимости устанавливать сейчас, был ли у осужденного прямой или косвенный умысел, поскольку доказано, что он мог осознавать и осознавал опасность своего деяния и предвидел его последствия.

Тем не менее, несмотря на доказанность вины Федоровича, нужно отметить, что суд Первомайского района Минска действительно довольно своеобразно подошел к описательной части приговора. Из двух страниц (!) приговора, на которых суд попытался вместить описание преступного деяния, характера вины, мотивов и последствий преступления, очень сложно усмотреть объективность и всесторонность исследуемых обстоятельств уголовного дела. В том числе и относительно доказательств, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, которые должна содержать описательная часть приговора (ст.316 УПК).

Именно нечеткость и размытость описательной части приговора дает основания осужденному и его родственникам предполагать, что действия последнего хоть и являлись незаконными, однако совершены без цели сбыта наркотических средств и подлежат квалификации по ч.1 ст.328.

Впрочем, несмотря на неполноту описательной части приговора и количество процессуальных недомолвок, это никак не влияет на доказанность вины обвиняемого. Их количество, к сожалению, никак не влияет на качество — совершенное преступление. Как гласит китайская мудрость, сто котов не составят тигра.

Письмо матери Федоровича:

«ПРОШУ ВОЗОБНОВИТЬ ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ»

— Обращается к вам мать осужденного Федоровича А.А. содержащегося в ИК-8 (Орша), Федорович Т.Н. Высылаю вам копию приговора и фрагменты заявления моего сына прокурору Первомайского района Минска о возобновлении производства по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам:

«Приговором суда Первомайского района Минска от 22.01.2010г. я осужден по ч.3 ст.328 к 9 годам лишения свободы в ИК строгого режима (приговор более 30 раз обжаловался в порядке надзора, жалобы не принесли результата). Поскольку я не вступал в запрещенные ч.3 ст.328 УК общественные отношения, именуемые в теории уголовного права «объектом преступления», то я совершенно справедливо отрицал такие отношения, не умея обьяснить, что, если не установлен соответствующими доказательствами один из важнейших элементов состава преступления, то вывод о виновности, т.е. объективной стороне преступления является ни чем объективно не подтвержденным предположением. Приговор не может быть основан на предположениях. Непосредственным объектом преступления, предусмотренным ст.328 УК, являются общественные отношения, обеспечивающие защиту здоровья населения.(научно-практический комментарий к УК, далее НПК УК, ст.328 УК).

Любое преступление причиняет вред или ставит под угрозу причинение вреда конкретным общественным отношениям (НПУ УК, ст.10 УК). Такие отношения судом в приговоре не отражены, поскольку на предварительных ступенях уголовного процесса не установлены и не представлены соответствующими доказательствами два из четырех необходимых элементов состава преступления: объект преступления, субъективная сторона преступления.

Должностное лицо органа уголовного преследования обязано собрать все необходимые доказательства по уголовному делу о всех четырех элементах состава преступления.

Должностными лицами органа уголовного преследования проигнорированы нормы УК (ст.10) и УПК (ст.18), не установлены два самых важных элемента состава преступления. Этим нарушены права обвиняемого и совершены преступные действия (бездействия), повлекшие постановление незаконного (и необоснованного) приговора, что является основанием для возобновления производства по уголовному дела по вновь открывшимся обстоятельствам, предусмотренным п.2, ч.2 ст. 418 УПК.

На основании изложенного, руководствуясь гл.43 УПК прошу: организовать проведение проверки по вновь открывшимся обстоятельствам; возобновить производство по уголовному делу 09011062838 по вновь открывшимся обстоятельствам…»

Кроме предоставленных выше фрагментов обращения прошу обратить внимание на следующие факты. Указание на обьект преступления содержится в разьяснениях п.7 постановления пленума Верховного суда РБ от 26.03.2003г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами…»: — «разьяснить судам, что под незаконным сбытом наркотических средств понимается как возмездная так и безвозмездная передача их другим лицам… О наличии умысла на сбыт могут указывать такие обстоятельства, как предварительная договоренность о поставке наркотических средств, дача обязательства оплатить оказанную услугу наркотиками, значительный обьем наркотических средств, приобретение этих средств лицом, их не употребляющим».

Конкретные общественные отношения «предварительная договоренность о поставке наркотических средств» и «дача обязательств оплатить оказанную услугу наркотиками» — являются непосредственным обьектом преступления при умысле на сбыт наркотического средства, т.е. при действиях с целью сбыта». Другие обстоятельства, указанные в разьяснении п.7 постановления, отраженные судом в приговоре, не создают «обьекта преступления» и не могут служить поводом для логического вывода о виновности ибо таковой вывод отражает не фактическую, а лишь потенциальную (предположительную) возможность совершения преступления. Фактически отношения (обьект преступления) устанавливаются соответствующими материальными доказательствами либо в результате оператиано розыскных мероприятий.

Такие отношения судом в приговоре не отражены, поскольку на предварительных этапах уголовного процесса не установлены и не предоставлены соответствующими доказательствами необходимые элементы состава преступления: 1. Обьект преступления; 2. Субьективная сторона преступления, к которой относится вина, мотив и цель преступления.

При вынесении приговора судом не верно применены разьяснения указанного выше постановления. Пункт 12 этого же постановления содержит следующее разьяснение: судам надлежит иметь в виду, что действия обвиняемого, совершившего незаконный оборот наркотических средств без цели сбыта, подлежат квалификации по ч.1 ст.328 УК и в тех случаях, когда они совершены лицом, ранее совершившим преступление, предусмотренные ст. ст.327, 328 ,329 или 332 УК , либо в отношении наркотических средств в крупном размере, группой лиц, должностным лицом… организованной группой либо в отношении особо опасных наркотических средств…
Из приведенных критических замечаний очевидно, что как при производстве по материалам и уголовному делу, так и при постановлений приговора не соблюдены требования ст.18 УПК и нормы ст.10 УК, содержащиеся в НПК к УК этой статьи».

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.