Почти справедливый приговор: Укус на 5 лет

Проект «Несправедливый приговор», реализуемый «Платформой» при поддержке «БелГазеты» всегда был направлен на выявление фактов несправедливого привлечения к уголовной ответственности и нарушений требований действующего законодательства. Главной и основной задачей нашего проекта является оказание помощи тем, кто стал жертвой несправедливого осуждения и не может согласиться с вынесенным приговором.

0 26
Но это совсем не значит, что автоматически все приговоры ставятся нами под сомнение и все обратившиеся за помощью действительно являются пострадавшими от несправедливого осуждения. Тем не менее, нельзя не отметить, что мы часто сталкиваемся с тем, что судами необоснованно игнорируются обстоятельства, которые по мнению стороны защиты свидетельствуют о невиновности обвиняемого. В дальнейшем это становится основанием для многочисленных  жалоб и несогласия с постановленным приговором.

Чтобы оставаться максимально объективными и не создавать иллюзий, что все осужденные, являются несправедливо пострадавшими, мы решили разнообразить нашу рубрику и дополнить ее приговорами, которые, на наш взгляд, абсолютно справедливы и законны. Однако, мы хотим обратить внимание судов, что игнорирование доводов стороны защиты и «несущественных» доказательств дает основание полагать, что приговор должен быть отменен и направлен на новое рассмотрение.

В адрес «Платформы» обратился осужденный Виталий Потоцкий, отбывающий наказание в ИУ «ИК-5» г. Ивацевичи. Как следует из его обращения, он утверждает, что был избит сотрудниками милиции, а материалы уголовного дела в отношении него были сфальсифицированы участковым инспектором Оршанского РОВД Романом Кульневым  и старшим следователем Оршанского МОСК Потычко А.К.

Фабула:

Приговором суда Оршанского района и г. Орши от 07.10.2016 г. Виталий Потоцкий, ранее неоднократно судимый, пригнан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.363 УК, выразившееся в сопротивлении сотруднику органов внутренних дел при выполнении им обязанностей по охране общественного порядка, сопряженном с применением насилия.
Он же признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 366 – в насилии в отношении иного лица, выполняющего общественный долг по пресечению правонарушений, в целях воспрепятствования законной деятельности.
В соответствии с ч.2 ст. 72 – по совокупности преступлений путем сложения назначенных наказаний, ему окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях строго режима.

Обстоятельства произошедшего

13 июня 2016 г. дежурному Оршанского РОВД поступило сообщение, что в одной из квартир г. Орша сожитель избивает сожительницу. По указанному адресу выбыл участковый инспектор Роман Кульнев, который опросил сожительницу и ее мать и принял заявление о привлечении к установленной законом ответственности Виталия Потоцкого., причинившего им побои в ходе семейного скандала. Последний был задержан и сопровожден участковым в опорный пункт для составления протокола об административном правонарушении по ч.2 ст. 9.1 КоАП. Однако, в связи с тем, что у задержанного не оказалось с собой паспорта, а на опорном пункте не работала база о лицах, и отсутствовала возможность удостовериться в личности задержанного, Виталий Потоцкий был отпущен участковым инспектором домой за паспортом.

Спустя несколько минут участковому снова поступило сообщение от дежурного Оршанского РОВД, что по тому же адресу вновь происходит семейный скандал. Прибыв на место, он обнаружил там обвиняемого, который после возвращения из опорного пункта снова стал избивать и душить сожительницу и ее мать, которая повторно вызвала милицию.

Доставив обвиняемого во второй раз в опорный пункт, участковый инспектор сообщил ему, что он задержан за семейный скандал и будет доставлен в Оршанский РОВД для дальнейшего разбирательства. Однако обвиняемый ответил, что никуда не поедет и, не смотря на предупреждение о применении физической силы и спецсредств, попытался сбежать из опорного пункта. Участковый предпринял попытку его остановить, но натолкнулся на активное сопротивление со стороны обвиняемого, который его оттолкнул и ударил. В завязавшейся борьбе сотрудник милиции был вынужден применить слезоточивый газ. Однако Потоцкому удалось вырваться и выбежать на улицу, где его снова догнал участковый и повалил на землю. Как следует из показаний участкового, он несколько раз пытался надеть наручники на Потоцкого, но тот оказывал сопротивление, вырывал руки и отпихивал сотрудника милиции. Не имея возможности самостоятельно справиться с задержанным, Кульнев стал звать на помощь прохожих. Несмотря на позднее время на выручку участковому подоспели двое мужчин, которые помогли скрутить Потоцкого и надеть на него наручники. К этому времени обвиняемый несколько раз укусил участкового и свидетеля Н., оказывавшего помощь в задержании.

Данные события также подтвердили еще двое свидетелей, находившиеся в этот момент на месте задержания. Все три свидетеля ранее не были знакомы с обвиняемым и участковым Кульневым, что свидетельствует об отсутствии у них заинтересованности в преднамеренном искажении фактических обстоятельств произошедшего.

Таким образом, вина Потоцкого в совершении преступления подтверждается не только показаниями заинтересованного в исходе дела лица – участкового инспектора, — но и свидетельскими показаниями посторонних лиц, случайно оказавшихся на месте задержания и принявших участие в задержании обвиняемого.

Кроме того, Потоцкий несколько раз менял свои показания. На стадии предварительного расследования, он указывал, что он не кусал ни участкового инспектора, ни свидетеля Н.(«… прохожих тоже не кусал…»). В ходе судебного заседания, он показал, что случайно «поцарапал» зубами предплечье участкового, а затем свидетеля Н.

Также, показания обвиняемого изобиловали противоречиями относительно событий, предшествующих совершенному преступлению.

Так нами усматривается противоречие в том, что задержание было окончено вне опорного пункта, что открыто свидетельствует о последовательности действий участкового, который был вынужден применять физическую силу и препятствовать побегу обвиняемого. В то же самое время, такие события опровергают показания обвиняемого, указывавшего, что участковый якобы сам разрешил ему идти домой. Если бы Потоцкому действительно было разрешено покинуть опорный пункт и возвратиться домой, то у участкового не было бы оснований преследовать его и применять физическую силу. Кроме того, процесс задержания начался еще на территории опорного пункта, что  неопровержимо указывает на тот факт, что обвиняемый действительно оказал сопротивление сотруднику милиции и пытался скрыться от преследования.  В этой связи, показания обвиняемого явно вымышленные и направлены на попытку избежать ответственности.

Более того, показания Потоцкого опровергаются протоколом выемки и прослушивания переговоров по радиостанции, где установлено, что инспектор Кульнев просил оказать ему помощь, в связи с тем, что нарушитель оказывает ему неповиновение. Представляется маловероятным, что участковый, разрешивший обвиняемому идти домой, стал вызывать помощь, чтобы обвиняемый домой не ушел.

Кроме того, покусав свидетеля и участкового, Потоцкий, тем самым, косвенно подтвердил, что им в действительности было оказано ожесточенное сопротивление, с целью скрыться с места преступления используя любые возможности.

Тот факт, что он не случайно «поцарапал» обоих зубами, а намеренно покусал, подтверждается экспертными заключениями, в которых отражено, что у Кульнева и свидетеля Н. имелись «укушенные раны с осадненными краями на фоне кровоподтека, которые … могли образоваться от одного травмирующего воздействия зубов человека …».

Из показаний потерпевших – сожительницы Потоцкого и ее матери – также очевидно, что обвиняемый в ходе семейного конфликта избивал, душил их и продолжил избиение после первого возвращения от участкового.

Таким образом, у нас нет никаких сомнений, что Потоцкий действительно оказал сопротивление сотруднику милиции, находящемуся при исполнении своих служебных обязанностей. Равно как и тот факт, что Потоцкий пытался сбежать из опорного пункта, опасаясь быть доставленным в Оршанский РОВД.

Вышеуказанные обстоятельство неопровержимо свидетельствуют о виновности обвиняемого и судом правильно квалифицированы его действия по ч.2 ст.363 УК.

Как мы говорили в самом начале,  в описательной части приговора не учтен ряд обстоятельств, которые, с одной стороны, никак не повлияли на правильность оценки судом фактических обстоятельств произошедшего, однако указывают на некоторую необъективность суда во время судебного разбирательства.

Неучтенные обстоятельства

Суд необоснованно оставил без внимания наличие в материалах уголовного дела двух протоколов — об административном правонарушении и  протокола административного задержания, составленных в отношении Потоцкого. Как мы помним, согласно показаний инспектора Кульнева, в период с 22 до 23-00 в опорном пункте не работали компьютеры и он не имел возможности убедиться в личности подозреваемого и даже отпустил его домой за паспортом. Однако, как следует из апелляционной жалобы, данные протоколы были составлены в 22-30, что указано непосредственно в самих протоколах.  Тем не менее, данное противоречие не было устранено и не нашло своего отражения в приговоре. Судом не выяснены обстоятельства появления этих двух протоколов, кем они подписаны, и действительно ли в них присутствует подпись Потоцкого, который это категорически отрицал. При этом ходатайство стороны защиты о необходимости проведения экспертизы подлинности подписи Потоцкого было необоснованно отклонено.

Из показаний самого Кульнева следует, что никаких процессуальных документов в отношении Потоцкого он составить не успел. Однако суд надлежащей оценки данному факту не дал.

Кроме того, судом не дана оценка действиям участкового инспектора, который по совершенно невообразимым причинам отпустил Потоцкого — подозреваемого в совершении административного правонарушения, обратно домой для того, чтобы тот принес свой паспорт. Если учесть, что обвиняемый, в отношении которого в тот момент был начат административный процесс, находился в состоянии алкогольного опьянения, то действия инспектора Кульнева выглядят, мягкого говоря, не совсем логичными и противоречат не только требованиям законодательства, но и здравому смыслу. Именно такие действия, на наш взгляд, спровоцировали продолжение конфликта между сожителями, и явились фактической причиной, подтолкнувшей Потоцкого к совершению преступления во время повторного задержания.

И это не единственное нарушение, допущенное участковым. Как следует из материалов уголовного дела, у Потоцкого имелись порезы пальцев, которые он получил разбив стекло межкомнатной двери во время конфликта с сожительницей. Однако, по непонятным причинам, отвозить в больницу обвиняемого он не стал, попросив одного из своих знакомых перевязать Потоцкого.

Все эти обстоятельства, безусловно, являются нарушениями, которые должны были быть исследованы в ходе судебного разбирательства и получить надлежащую оценку. В т.ч. суд должен был указать влияют ли они на квалификацию вменяемого преступления и могут ли они являться обстоятельствами, смягчающими ответственность.

Исходя из представленного анализа произошедшего усматривается, что независимо от того как и когда составлялись протоколы и вызывалась ли скорая помощь, это никак не могло повлиять на состав преступления и его квалификацию. Равно, как не могло служить основанием для вынесения оправдательного приговора. Тем не менее, игнорирование и непринятие во внимание таких обстоятельств породило объективные сомнения в объективности постановленного приговора и позволило осужденному воспринимать его как заведомо несправедливый и незаконный, поскольку не были исследованы все обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого.

Постановленный приговор не должен вызывать сомнений ни у одного из участников процесса и отражать позиции не только стороны обвинения (даже, если виновность лица, совершившего преступление, полностью доказана), но и стороны защиты. Учитывать все обстоятельства, на которые обращает внимание адвокат и его подзащитный.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.