Несправедливый приговор: сбыт любой ценой

Обвинительные приговоры за незаконный оборот наркотических средств вызывают последнее время обоснованные негодования обвиняемых и их родственников. Зачастую претензии родственников вполне обоснованны, поскольку суды основывают свои выводы на предположениях, игнорирую, порой, даже требования уголовно-процессуального законодательства. В качестве примера, представляем вашему вниманию анализ одного из таких приговоров, который, на наш взгляд, является показательным по количеству допущенных нарушений.

0 185
Фабула:
Судом Ленинского района г. Гродно Пышкайло Ю.В. признан виновным в незаконном без цели сбыта изготовления, хранении наркотических средств; незаконных с целью сбыта приобретении, хранении особо опасных психотропных веществ, лицом ранее совершившим преступление, предусмотренных ст. 328 УК Республики Беларусь.

В соответствии с ч.1 ст. 71 УК Республики Беларусь, при повторности преступлений, не образующих совокупности, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком 13 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Согласно предъявленного обвинения Пышкайло Ю.В. 06 марта 2012 г., находясь в гараже гаражного кооператива «Высь» по ул. Терешковой 28а в г. Гродно из высушенных семян мака, приобретенных у неустановленного лица, незаконно, для личного употребления, без цели сбыта изготовил особо опасное наркотическое средство – ацетилированный опий массой, в перерасчете на сухой остаток не менее 0,2413 гр. и ососбо опасное наркотическое вещество – экстрационный опий, массой, в перерасчете на сухой остаток, не менее 0,19 гр., который незаконно, без цели сбыта, хранил в указанном гараже до момента, когда был задержан сотрудниками милиции.

Он же, будучи лицом ранее совершившим преступление,  предусмотренное ст. 328 УК Республики Беларусь, 03 июня 2015 г., примерно в 12 часов, находясь в состоянии, вызванном потреблением психотропных веществ, незаконно, с целью сбыта, посредством выхода в глобальную сеть интернет, достиг договоренности с неустановленным лицом о незаконном, с целью сбыта, приобретении особо опасного психотропного вещества  альфа-PVP и перечислил денежные средства на электронный кошелек неустановленного лица. Продолжая  свои преступные действия, Пышкайло Ю.В. получив сведения о месте нахождения попрошкообразного вещества — альфа PVP, массой 0,1971 гр., — путем изъятия из условленного места, приобрел порошкообразное вещество, которое незаконно, с целью сбыта стал хранить при себе до момента задержания сотрудниками милиции 03 июня 2015 года примерно в 14-55, в ходе которого часть особо опасного психотропного вещества массой не менее 0, 0595 гр., содержащегося в свертке из фрагмента полимерной липкой ленты с фольгированной бумагой, Пышкайло выбросил на землю. Оставшуюся часть массой 0,1376 гр. обвиняемый хранил  при себе.

Согласиться с выводами суда не представляется возможным, поскольку виновность Пышкайло Ю.В. в совершении преступлений не подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Несоответствие выводов по ч.1 ст. 328 УК

Так судом безосновательно сделаны выводы о причастности Пышкайло Ю.В. к изготовлению особо опасного наркотического средства Ю.В. 06 марта 2012 г, находясь в гараже  гаражного кооператива «Высь» г. Гродно.

Как следует из материалов уголовного дела, виновность Пышкайло Ю.В. подтверждается только его собственными признаниями, данными им на стадии предварительного расследования в марте 2012 года. Однако, в последствии он от этих показаний отказался, пояснив, что давал их исключительно с целью «не впутывать» своего знакомого Романовского В.Э., также находившегося в этот момент в гараже и задержанного вместе с Пышкайло Ю.В.

Как следует из показаний оперативного работника Григоренко А.И., во время задержания Пышкайло Ю.В., за гаражом подозреваемого велось скрытое наблюдение. Примерно через 10 минут после прибытия Пышкайло Ю.В., он был задержан, открыл гараж и оперативные работники вошли вместе с ним. В подвале гаража находился Романовский В.Э., который занимался изготовлением наркотика. При этом последний указал Пышкайло: «Твоя хата – ты и грузись!».

Как следует из результатов экспертизы, на емкости – пластиковой бутылке, в которой было находилось опасное наркотическое средство – экстракционный опий, обнаружены отпечатки пальцев Романовского В.Э., отпечатки пальцев Пышкайло Ю.В. обнаружены не были. От прохождения в установленном порядке наркологического освидетельствования Романовский В.Э. отказался.

Тем не менее, уголовное дело было возбуждено только в отношении Пышкайло Ю.В.

В период с мая по декабрь 2012 года данное уголовное дело в отношении Пышкайло Ю.В. трижды (!!!) прекращалось и возобновлялось. 10.12.2012 г. уголовное преследование по факту незаконного оборота особо опасных наркотических средств было окончательно прекращено в связи с недоказанностью участия Пышкайло Ю.В. в совершении данного преступления, о чем свидетельствует Постановление о прекращении уголовного преследования, вынесенного Ленинским (г. Гродно) РОСК от 10.12.2012 г.

Данные обстоятельства позволяют сделать вывод, что спустя 3 года после прекращения  уголовного преследования суд не располагал какой-либо дополнительной информацией, указывающей на причастность обвиняемого к совершенному преступлению, не ссылался в приговоре на обстоятельства, позволившие суду не принимать во внимание вышеуказанное Постановление о прекращении уголовного преследования и основывал приговор на предположениях, что является недопустимым.

Кроме того, в протоколе судебного заседания имеются существенные искажения показаний Григоренко А.И., в том числе в части того, что Романовский В.Э. находился в указанное время в подвале гаража, где изготавливал наркотическое средство.

Все вышеизложенное, в совокупности со следами пальца руки Романовского В.Э  на изъятой в ходе осмотра места происшествия бутылке с особо опасным наркотическим веществом, свидетельствует о недоказанности вины Пышкайло Ю.В. и, соответственно, об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 328 УК Республики Беларусь.

Несоответствие выводов по ч.3 ст. 328 УК

По обвинению Пышкайло Ю.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 328 УК Республики Беларусь в приговоре суда указано, что виновность Пышкайло Ю.В. подтверждается объяснениями его сожительницы С., в которых она якобы указала, что обвиняемый «3 июня должен зайти, с ней употребить наркотик». Однако, как следует  из данных оперативно-розыскного мероприятия – «прослушивания телефонных переговоров» — обвиняемый действительно высказал намерение зайти к С. Однако, никаких намерений передать наркотическое средство сожительнице или совместно его употребить, в представленной в судебном заседании аудиозаписи телефонных разговоров, не зафиксировано. Из объяснений свидетеля С. следует, что «…сегодня 03.06.2015 г. примерно около 14 часов ко мне на телефон позвонил Пышкайло Юрий и попросил зайти ко мне. Я поняла, что он желает зайти ко мне домой и употребить наркотики.».

Данные объяснения являются предположением свидетеля и не указывают на намерения обвиняемого сбыть психотропное вещество свидетелю.

Кроме того, в основу приговора судом положены именно объяснения свидетеля С., в то время, как из ее показаний, данных  в ходе допросов на стадии предварительного расследования и в ходе судебных заседаний усматривается, что обвиняемый никогда не предлагал ей принимать наркотики, в том числе 3 июня 2015 г. Эти показания  суд  безосновательно и немотивированно расценил как стремление уменьшить вину Пышкайло Ю.В. в виду солидарности с обвиняемым.

Согласно ч.2 ст. 82 УК Республики Беларусь к источникам доказательств относятся только показания свидетеля, а не объяснения, во время которых свидетель не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (ст. 401 УК). При этом, согласно ст. 94 УПК объяснения свидетеля не являются показаниями и не могут быть положены в основу приговора. Кроме того, в своих показаниях С. указала, что объяснения были даны под психологическим и физическим давлением со стороны следователя. В то же самое время, наркотики она не употребляла и находилась на седьмом месяце беременности, что подтверждает правдивость и последовательность ее показаний в досудебном и судебном следствии, в которых она отрицала факт совместного употребления наркотиков и свидетельствовала об отсутствии у Пышкайло Ю.В. цели сбыта.

Доводы суда о намерении Пышкайло Ю.В. сбыть наркотики в связи с частыми телефонными разговорами со свидетелем вызывают удивление, поскольку достоверно установлено, что обвиняемый и свидетель состояли в интимных отношениях и встречались друг с другом. Данный вид отношений подразумевает частые встречи и телефонные разговоры, что не может свидетельствовать о наличии какого-либо преступного умысла.

В качестве доказательства виновности Пышкайло Ю.В. суд в приговоре также ссылается на показания свидетеля Казимировича В.С. — следователя (!!!) по уголовному делу в отношении Пышкайло Ю.В., что является недопустимым и прямым нарушением п.5 ч.2 ст. 60, гласящей, что следователи не подлежат допросу.

Не выдерживает никакой критики и вывод суда о наличии у обвиняемого цели сбыта в связи с хранением психотропного вещества в отдельном (!) кармане. Противоречивость данного вывода заключается в том, что остается непонятным где подозреваемый должен хранить психотропное вещество, чтобы у него не было цели сбыта?

Суд также своеобразно подошел к определению объема и факта предварительной договоренности обвиняемого и свидетеля С. о совместном употреблении особо опасного психотропного вещества.

Как указывалось выше, в телефонных переговорах обвиняемый не сообщал свидетелю о намерении передать ей альфа-PVP, а последняя последовательно сообщала, что о таких намерениях ей ничего неизвестно. Вес и количество изъятого особо опасного психотропного вещества составляли 0,1971 гр., что не является крупным объемом (постановлении Совета Министров Республики Беларусь от 24 ноября 2000 г. № 1785 «Об утверждении Перечня…), вопреки выводам суда, и рассчитано на 2 употребления.

Также суд сослался на показания оперативного работника Щука А.А., который показал, что при осмотре места жительства свидетеля С., у последней были обнаружены подготовленные для употребления наркотиков объекты.

Однако, будучи допрошенным в ходе предварительного расследования Щука А.А. на данные обстоятельства не указывал, протокол осмотра жилого помещения в соответствии с ч.12 ст.204 УПК не составлялся, «выявленные объекты» вещественным доказательством признаны не были.

В связи с этим, показания Щука А.А. являются противоречивыми, вымышленным и недопустимым доказательством, не получившей должной оценки суда.

Согласно ст. 16 УПК Республики Беларусь, сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого. Согласно ст.356 УПК РБ — приговор суда не может быть основан на предположениях. В соответствии со ст. 18 УПК, решение о виновности либо невиновности обвиняемого суд выносит лишь на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию и оценке.

Исходя из анализа представленных на рассмотрение документов, в ходе судебного разбирательства виновность обвиняемого в совершении преступления не подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ст. 356 УПК).  Судом положены в основу обвинения недопустимые доказательства, полученные с нарушениями требований УПК Республики Беларусь, связанными с лишением или ограничением прав участников уголовного процесса или нарушением иных правил уголовного процесса (ст.105 УПК). Вынесеное решения о виновности обвиняемого основывается  на  недостоверных доказательствах, не подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию и не получивших надлежащей оценки.

С учетом того, что приговор суда  Ленинского района г. Гродно содержит существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности Пышкайло Ю.В., приговор основан на предположениях и постановлен с существенными нарушениями УПК Республики Беларусь, данный приговор и последующие судебные постановления подлежат изменению:

  • В части обвинения Пышкайло Ю.В. в совершении преступления, предусмотренного  ч.3 ст. 328 УК его действия необходимо переквалифицировать с ч.3 ст. 328 УК на ч.1 ст. 328 УК Республики Беларусь.
  • В совершении преступления, предусмотренной ч.1 ст. 328 УК Республики Беларусь Пышкайло Ю.В. подлежит оправданию в связи с недоказанностью его вины.

 

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.