Несправедливый приговор: Формальные «разбойнички»

0 79

Формальные «разбойнички»

 Опубличивая очередной несправедливый приговор, мы хотим в еще раз обратить внимание надзорных органов на то, как поспешность принимаемых решений и обвинительный уклон некоторых судов дискредитирует всю судебную систему и наносят непоправимый урон для обвиняемых и их близких. Ошибки в судебных решениях присущи любой, самой развитой и демократической системе. Однако ни в одной уважающей себя судебной системе не должно быть  места для предположений и манипуляций доказательствами только для того, чтобы осудить человека исход из внутреннего убеждения.

 Фабула: Приговором суда Горецкого района Могилевской области от 12 мая 2016 года Слайковский Александр Николаевич признан виновным в угрозе применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с целью непосредственного завладения имуществом (разбое), совершенного с проникновением в жилище, повторно, группой лиц и на основании ч.2 ст.207 УК Республики Беларусь с применением ч.2 ст.65 УК ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет с конфискацией имущества с отбыванием наказания в ИК в условиях особого режима.

В соответствии с ч.1 ст.107 к Слайковскому А.Н. применено принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Могилевского областного суда от 9 августа 2016 года приговор оставлен без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Председатель Могилевского областного суда и заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотревшие жалобы в порядке надзора, не нашли оснований для принесения протеста на приговор.

Слайковский А.Н. обвинялся в том, что он  совместно с Грибовичем Ю.В. 18.11.2015 года около 15.00 часов, оба в состоянии алкогольного опьянения, с целью непосредственного завладения имуществом – денежными средствами, принадлежащими Тужакову В.К., позвонив в звонок входной двери квартиры, принадлежащей Сорокиной И.В. в г.Горки, и дождавшись, когда потерпевший Тужаков В.К. открыл входную дверь, проникли в квартиру, при этом Грибович Ю.В. нанес Тужакову В.К. один удар кулаком в область лица, отчего потерпевший упал на пол в прихожей, после чего Грибович Ю.В. сел на него и стал требовать передачи денег, при этом нанес ему два удара кулаком в область головы. Затем Слайковский А.Н. нанес не менее трех ударов ногой по туловищу Тужакова В.К., требуя передачи денег. После чего Грибович Ю.В. с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, приставил к шее Тужакова В.К. имеющийся при себе нож, Грибович Ю.В. и Слайковский А.Н. при этом продолжали требовать передачи им денег. Потерпевший денежных средств не передал, после чего Грибович Ю.В. и Слайковский А.Н. скрылись.

Приговор суда Горецкого района и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Могилевского областного суда незаконны и не обоснованы, т.к. они основаны на доказательствах, которые нельзя признать достаточными для постановления обвинительного приговора.

 Судом не добыто доказательств умысла обвиняемого на непосредственное завладение имуществом потерпевшего – денежными средствами;  проникновения в жилище Тужакова В.К.; причинение Слайковским А.Н. телесных повреждений Тужакову ; совершение преступления группой лиц.

Обстоятельства дела

Слайковский А.Н. и Грибович Ю.В не признали себя виновными.

Обвинемые,. Показали суду, что 18.11.2015 года, находясь возле дома № 5 по ул.Строителей в г.Горки встретили своего знакомого Галочкина, который попросил Слайковского сходить  к Тужакову В.К., проживающему в этом доме, и позвать его так, чтобы этого не видела жена Тужакова.  Слайковский подошел к квартире Тужакова, а Грибович остался стоять на лестнице. Слайковский позвонил в дверь квартиры Тужакова. Тот открыл дверь, стал размахивать руками, а затем ударил Слайковского один раз в лицо в область нижней губы. В ответ на эти действия Слайковский схватил потерпевшего за рубашку и коленом правой ноги оттолкнул Тужакова от себя, отчего Тужаков упал в прихожую. В это время подошел  Грибович, а из соседней квартиры вышел Шатров, который сказал, чтобы они уходили.  В квартиру Слайковский не заходил,  никаких ударов не наносил, денег у Тужакова не требовал, и ножом Тужакову  не угрожал.

Свидетель Шатров А.Н. является единственным из допрошенных в суде свидетелем- очевидцем  событий, произошедших в указанных  в обвинении время и месте. Он  показал, что 18 ноября 2015 года находился дома. Примерно в 14 ч.30 минут кто-то позвонил в домофон. Он открыл входную дверь в подъезд. Затем открыл дверь своей квартиры и увидел Слайковского и Грибовича, которые направились к квартире Тужакова В.К. Он закрыл дверь, но услышал шум на лестничной площадке, и сразу же открыл дверь и увидел, что Слайковский находится около входной двери, Грибович стоял на ступеньках напротив квартиры Тужакова. Тужаков сидел на полу в прихожей. Увидев это, Шатров сказал Грибовичу и Слайковскому, чтобы те уходили, т.к. у них могут быть проблемы. Свидетель не слышал, чтобы кто-то из обвиняемых требовал у потерпевшего деньги, не видел чтобы кто-то из них приставлял нож к шее потерпевшего или высказывал в его адрес угрозы. Кроме того, последовательность действий свидетеля указывает на минимально короткий промежуток времени с того момента, как свидетель увидел обвиняемых и услышал шум в подъезде. Со слов свидетеля события развивались в промежуток между «закрыл дверь и услышал шум», после чего свидетель открыл дверь и увидел обвиняемых на пороге квартиры потерпевшего. Это исключает вероятность применения ножа и подтверждает показания обвиняемого Слайковского, что он нанес удар потерпевшему, от которого он упал, в ответ на неадекватное поведение Тужакова и только после того, как тот первым ударил обвиняемого.

Показания Шатрова А.Н. подтверждают показания обвиняемых и опровергают показания потерпевшего Тужакова В.К., который утверждал, что когда он открыл дверь, то  первым, ничего не говоря, ему нанес удар Грибович кулаком в область носа и верхней губы. От удара потерпевший упал на спину пол в прихожей. Очки упали на пол и разбились.

Показания потерпевшего открыто противоречат как показаниям свидетеля Шатрова, так и письменным материалам дела.

Исходя из его показаний, Грибович после удара прошел в прихожую, сел на него сверху, схватил за рубашку в области груди и, сидя на нем, начал требовать передачи денег. Затем нанес ему еще два удара кулаком по голове, продолжая требовать передачи денег. Слайковский сначала стоял на площадке, а затем также зашел в прихожую и стал бить его ногами в правый бок, требуя при этом деньги. Всего, по словам потерпевшего, Слайковский нанес ему около 3 ударов ногой в правый бок. Потом Грибович достал из  бокового кармана куртки складной нож, разложил его и лезвием приставил к его шее, повторив несколько раз «Давай гроши». Слайковский стоял рядом и также требовал деньги. Потом Грибович убрал нож. Тужаков В.К. сел на пол, попытался позвонить по телефону и милицию, однако Грибович выбил у него из рук телефон. Когда Грибович и Слайковский ушли, он дважды позвонил в МЧС и сообщил о случившемся.  О произошедшем нападении он рассказал Сорокиной и Шатровой, которые давала показания в суде и рассказали, что ничего не видели, а  узнали о событиях со слов потерпевшего.

Суд в основу приговора положил показания потерпевшего Тужакова В.К., которые не подтверждаются, а даже опровергаются собранными по делу доказательствами.

Так, согласно заключения эксперта № 17-4/309 от 20.11.2015 года, у Тужакова В.К. обнаружены кровоподтеки на голове, в лобно-височной области слева и нижней губе, ссадина на верхней губе, которые образовались от действия твердых тупых предметов, в результате не менее двух травмирующих воздействий, возможно в срок 18.11.2015 года и относят к легким телесным повреждениям, не повлекшим за собой кратковременного расстройства здоровья.

Тем самым, опровергаются слова потерпевшего о нанесении ему Слайковским не менее 3-х ударов ногой в правый бок.

Игнорировать все

Судом проигнорирован и ряд других доказательств, указывающих на отсутствие в действиях  обвиняемых инкриминируемого им состава преступления.

Прежде всего, суд не учел, что Тужаков В.К. сам находился в состоянии тяжелого алкогольного опьянения. Согласно освидетельствования потерпевшего на предмет определения степени алкогольного опьянения, у него в крови, спустя 8 часов, после совершения преступления было обнаружено 2,5 промилле алкоголя. Это не  могло не  отразиться на правильном  восприятии им указанных событий. Тот факт, что потерпевший после ухода Грибовича и Слайковского трижды звонил не в милицию, а в МЧС, усиливают сомнения в адекватности потерпевшего в момент совершения преступления и дают основания предполагать, что он не мог адекватно воспринимать происходящие события.

Кроме того, Тужаков В.К. не отрицал, что у него очень слабое зрение, а при падении у него упали и разбились очки, поэтому предметы он рассмотреть не мог. Тем не менее, он утверждал, что Грибович приставил ему к шее нож и детально описал вставки на ноже и его форму, до мельчайших подробностей описал детали рукоятки ножа.

Тем не менее, в заключении судебно-медицинской экспертизы указывается, что на шее потерпевшего отсутствуют какие-либо следы от ножа, а суд не приводит каких-либо доводов, подтверждающих факт применении ножа (ссылки на результаты экспертиз, наличие эпителий потерпевшего и т.д.), как угрозу для жизни и здоровья потерпевшего, что является квалифицирующим признаком данного преступления.

Вызывает сомнение в правильности выводов суда и тот факт, что по показанием супруги потерпевшего, после ее возвращения домой, у Тужукова из наружного кармана торчали денежные купюры общим номиналом до 30 000 рублей, которые были у него в момент нападения. Как установлено следствием, деньги похищены не были. Из квартиры также не пропали другие ценности, что указывает на то, что обвиняемые не предпринимали попыток обыскать потерпевшего, его квартиру и не намеревались ничем завладевать..

Так же интересно отметить, что прибывший по вызову сотрудник Горецкого РОВД изначально не смог попасть в квартиру потерпевшего, поскольку дверь ему никто не открыл. Повторно он прибыл в квартиру Тужакова только в 17-00 (спустя несколько часов), однако взять объяснении у потерпевшего не мог, поскольку тот был пьян. В момент повторного посещения он увидел, что в квартире скомкан коврик, валялся в разобранном виде телефон, пуговицы, очки без стекла. Суд посчитал эти показания допустимым доказательством и положил их в основание приговора. Однако, из показаний супруги потерпевшего усматривается, что по приходу домой она собрала телефон для того, чтобы вызвать милицию. Если считать показания сотрудника Горецкого РОВД правдивыми, следовательно, потерпевший или его супруга заново разобрали телефон для создания видимости преступления, что указывает на недопустимость и невозможность использования данного доказательства. Более того, такое косвенное доказательство указывает на то, что потерпевший или его супруга понимали и целенаправленно создавали такую атмосферу.

Вышеизложенные обстоятельства опровергают доводы суда о наличии у нападавших умысла на завладения ценностями потерпевшего и позволяют усомниться в правдивости показаний потерпевшего, в его способности давать последовательные и непротиворечивые показания. Кроме того, супруга потерпевшего указала, что он страдает психическим заболеванием и не может адекватно оценивать окружающую обстановку. В частности он не умеет читать и писать, не разбирается в деньгах и всю пенсию за него получает она. Как усматривается из материалов уголовного дела, она также представляла от его имени необходимые доказательства, расписывалась за него, не имея на это соответствующих полномочий.

В соответствии с ч.2 ст. 18 УПК, решение о виновности или невиновности обвиняемого суд выносит лишь на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию.

На основании ч.1 ст. 104 УПК РБ, собранные по материалам  и уголовному делу доказательства подлежат всесторонней полной и объективной проверке судом.

В приведенном анализе отчетливо усматривается, что судом оставлены без внимания и не получили надлежащей оценки очевидные противоречия и несоответствия, не позволяющие суду прийти к выводам о доказанности вины обвинемых.

В соответствии с  п.5 постановления  Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2006 года №8 «О практике постановления судами оправдательных приговоров» лицо подлежит оправданию за недоказанностью его участия в совершении преступления, если в ходе судебного разбирательства событие преступления и его последствия установлены, но представленными суду доказательствами не подтверждаются или исключается его совершение обвиняемым. Оправдание по данному основанию может иметь место, в частности, когда в результате судебного разбирательства не устранены сомнения в обоснованности предъявленного обвинения, которые в силу ч.3 ст.16 УПК толкуются в пользу обвиняемого.

  Поскольку сомнения  в обоснованности предъявленного Слайковскому А.Н. обвинения в ходе судебного разбирательства не устранены, приговор суда  Горецкого района от 12.05.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным  делам Могилевского областного суда от 09.08.2016 года  подлежат отмене с прекращением производства по делу.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.